Какой патриотизм нужен Латвии?
Фото: РИА Новости

Какой патриотизм нужен Латвии?

11 марта 2016 13:34 / Авторские колонки / Теги: Латвия / Города: Рига

Призывы к усилению гражданского сознания и патриотического воспитания среди молодежи – важный элемент политической риторики в Латвии. Намерение способствовать этому записано и в недавно утвержденной декларации правительства Мариса Кучинскиса.

Несмотря на то, что разговоры о патриотизме и лояльности государству долгое время являются неотъемлемой частью политической борьбы, в латвийской публичной сфере до сих пор не было обстоятельных дискуссий ни о целях и по-настоящему действенных методах патриотического воспитания, ни о роли, правах и обязанностях гражданина Латвии в широком смысле.

Пока укрепление патриотизма в стране понимается и трактуется местными политиками главным образом просто как пассивное подчинение меньшинств, прежде всего русскоязычного сообщества, идеологическим установкам латвийского национального государства.  Обществу же в целом характерен акцент на внешние атрибуты. Например, важным проявлением патриотизма в Латвии считается публичное подчеркивание своего уважение к официальным государственным символам: с этим связана распространенная тенденция носить красно-бело-красную ленточку, олицетворяющую цвета латвийского флага.

При этом, почти никогда патриотизм в Латвии не рассматривался и серьезно не обсуждался как внутренний мобилизующий фактор развития общества, в том числе в экономической, социальной и инновационной сферах. А уж гражданская активность и стремление изменить статус-кво, направленные, например, на построение менее иерархического или более плюралистического общества, и вовсе нередко воспринимались как антипатриотическая деятельность.   

Такое узкое, ультраконсервативное понимание патриотизма только усугубляет насущные проблемы латвийского государства. Это способствует и появлению новых трений в обществе. Я это вижу хоть на примере нынешних разладов и противостояний в вопросе приема беженцев.

Оговорюсь, что в данном случае я могу сделать некоторые выводы только о своих знакомых в латышской среде. С местной русской общиной ситуация является более запутанной – здесь я пока не заметил четкой закономерности между отношением к приему беженцев и, например, восприятием собственной роли в государстве. Тенденция же в латышском сообществе проявляется довольно отчетливо.

Так, согласно первым наблюдениям, большинство моих знакомых среди латышей, негативно относящихся к приему беженцев, склонны главным образом к проявлениям ритуального, символического, «аксессуарного» патриотизма. Для них лояльность к государству в первую очередь измеряется уважением к флагу, гимну и государственному языку, а не, скажем, участием в волонтерской или благотворительной деятельности по улучшению жизни латвийцев.

Напротив, я встречаю гораздо реже противников приема беженцев среди латышских активистов социальных движений и общественных организаций, волонтеров, бизнесменов-меценатов и представителей социального предпринимательства. Не то, чтобы они недооценивали консолидирующий потенциал патриотических аксессуаров – многие из них тоже носят красно-бело-красную ленточку – но для них это не является мерилом патриотизма.

Две вышеупомянутые группы олицетворяют собой разные типы гражданских культур, обе из которых достаточно широко описаны во всевозможных международных концепциях развития гражданского общества, теориях общественной интеграции и методичках по гражданскому образованию. Первую из этих культур обозначают термином «пассивное гражданство», вторую, соответственно, – термином «активное гражданство».

Концепция пассивного гражданства делает акцент на вопросах национальной идентичности, на знании истории страны, на почтении по отношению к символическим атрибутам государственности, на ритуальных проявлениях политической лояльности.

Активное гражданство, в свою очередь, подразумевает вовлеченность в созидательную деятельность, в активную работу по улучшению мира вокруг себя, что, как правило, проявляется в участии в социальных движениях, волонтерской деятельности, социальном предпринимательстве и т.д.

Возвращаясь к наблюдениям об отношении к беженцам среди моих знакомых, можно сделать вывод, что представители пассивного гражданства больше склонны к недоверию к чужим культурам, тогда как приверженцы активного гражданства являются более открытыми и терпимыми по отношению к «чужому» и незнакомому.

Есть риск, что, укрепляя и популяризируя исключительно пассивные формы, государство может способствовать перерождению патриотизма в национализм или, как показывают распространенные настроения касательно беженцев, в расизм, а также усилению ксенофобии, неприятия «чужого», недоверия ко всему отличающемуся. Прививая же населению, в первую очередь молодежи, навыки не только пассивного, но и активного гражданства, государство будет воспитывать не только большую открытость и толерантность, но и созидательность и инициативность.

 

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close