Сравняли счет
Фото: Litpol-link.com

Сравняли счет

Латвийский энергетический рынок все ближе к европейскому: на повестке выход из советского «кольца БРЭЛЛ»
29 февраля 2016 09:15 / Экономика / Теги: Балтийские страны, газ, энергетика / Города: Рига

Недавно на энергетическом рынке Балтии произошло историческое событие: цена на ресурс в Латвии и Литве впервые приблизились к скандинавским. Случилось это благодаря тому, что на полную мощность заработал кабель NordBalt, протянутый по морскому дну из литовской Клайпеды до шведского Нибро. 

Ранее, в феврале, заработала первая из двух линий еще одного соединения – литовско-польского LitPol Link. «Единую энергосистему Балтии пополнили два соединения Литвы со Швецией на 700 МВт, и с Польшей на 500 МВт, – рассказал «Новой газете – Балтия» глава латвийской Комиссии по регулированию общественных услуг Роланд Ирклис. – Как следствие, в балтийский регион пришло небольшое количество электроэнергии из Скандинавии. Эта энергия, произведенная посредством гидрогенерации, существенно дешевле, чем другие виды, и мы видим, что в Латвии и в Литве стремительно снижаются цены на ресурс. За истекшую неделю дневная цена упала, в среднем, до 30 евро за мегаватт-час, а ночная достигала 18 евро за мегаватт-час. В прошлом году средняя дневная цена поднималась выше 40 евро за мегаватт-час. Если так пойдет и дальше, мы в этом году увидим в Латвии самые низкие цены с момента либерализации рынка».

Новые соединения не только повлияли на цены, но и внесли изменения в состав игроков энергетического рынка региона: в Латвию, которая до сих пор играла исключительно транзитную роль в литовском экспорте и импорте, теперь через Литву впервые пришла энергия из Польши. Впрочем, все зависит от погоды. Член правления латвийской энергетической компании Latvenergo Марис Куницкис указывает, что цена в 18 евро за мегават-час не отражает реальных производственных затрат и возможна только благодаря тому, что в Латвии и в Швеции одновременно начался паводок.  «Это ниже рынка, – говорит он, – ни один традиционный производитель не может позволить себе предложить такую цену».

Однако если ударят обычные для этого времени года морозы и уровень воды в реках понизится, электроэнергия по шведско-литовскому кабелю потечет в обратном направлении. Следует учесть, что Литва экспортирует 70-80% энергии, а крупнейшим поставщиком в регионе (на пути нового кабеля) является Latvenergo. «В морозный зимний день  в Скандинавии резко возрастет потребление, поскольку часть отопительных систем там работает на электричестве, – объясняет Роланд Ирклис, – а гидрогенерация резко снизится, и в результате продукция газовых Рижских ТЭЦ станет весьма конкурентоспособной, в том числе, в Швеции. Соответственно, в момент пикового потребления цены в Латвии могут возрасти выше обычного».

Ситуация изменится в 2019 году, когда будет введен в эксплуатацию третий кабель между Эстонией и Латвией. «У Латвии и Литвы появятся новые мощности в направлении Север-Юг, и на нас будут больше влиять финские и эстонские цены, которые из-за наличия хороших соединений между этими странами довольно однородны, – говорит Ирклис, – Следует учесть, что в будущем появится еще одно соединение между Польшей и Литвой, в результате чего шведская энергия потечет, в основном, в Польшу. К тому же Швеция планирует закрыть два атомных реактора как раз в том регионе, где выходит кабель NordBalt. Тем больше возрастает важность эстонской линии. Она обеспечит Балтии доступ к мощностям двух новых АЭС, одну из которых Финляндия намерена запустить в ближайшее время».

Кроме того, благодаря новым соединениям Балтия сможет использовать энергию многочисленных ветропарков, расположенных на севере Европы, свидетельствует Роланд Ирклис. Ее перепроизводство иногда ведет образованию отрицательных биржевых цен, поскольку отключение мощностей обходится производителям дороже, чем убытки от неудачной торговли. В Латвию могут через Польшу попасть потоки энергии немецких ветропарков, оплачиваемой немецкими налогоплательщиками посредством сетевого сбора на возобновляемые энергоресурсы. Либо, что более вероятно, мы получим энергию ветра из Швеции по NordBalt.

Новая инфраструктура, в значительной мере оплачиваемая Еврокомиссией, выполняет не только локальные задачи, но и формирует контуры большого проекта синхронизации балтийских сетей с европейскими. Соответственно, будет разомкнуто созданное в советские годы кольцо БРЭЛЛ, в котором энергетические системы Белоруссии, России, Эстонии, Латвии и Литвы работают на одной частоте. Об этом корреспонденту «Новой газеты – Балтия» рассказал председатель правления компании-оператора латвийских магистральных сетей AugstspriegumaTīkls Варис Бокс.

— Господин Бокс, скоро ли энергосистема балтийских стан станет частью европейских сетей?

— Сейчас в Еврокомиссии проводятся рассчеты, рассматриваются три технических сценария. Первый – синхронизация с континентальной Европой через Польшу, второй – подключение к скандинавской зоне. И третий – рассчет автономной работы балтийской энергосистемы как острова. Такой режим должен быть рассчитан и испытан на случай сбоев. Это не план «С» Еврокомиссии для Балтии, а стандартный сценарий аварийной работы энергосистемы в изолированном режиме.

Главный плюс синхронизации с центральноевропейской энергосистемой – в ее размерах. Она намного больше, чем система наших восточных соседей. Второе важное преимущество этого сценария – там очень быстро развивается рынок, и мы можем получить выгоду от рыночных процессов. В России рынок работает по другим принципам, а в Белоруссии вообще нет никакого рынка.

— А минусы?

— В том, что надо что-то менять в отношениях с восточным соседом. Хотя прежнее соединение у нас все равно сохраняется, и наша миграция в другую синхронную зону абсолютно не означает, что отключаются какие-то линии в восточном направлении. Это значит только, что там будут установлены так называемые подстанции back to back, то есть, вставки постоянного тока. Еще с советских времен такая вставка работает между Россией и Финляндией: торговля происходит, хотя системы не работают синхронно.

— Как выглядит сценарий синхронизации с северной зоной?

— Северная зона рассматривается как альтернатива. Основная проблема там – технологическое решение. Как известно, самое короткое расстояние между Эстонией и Финляндией – 80 км морем: нужно будет тянуть новый кабель, причем не постоянного тока, как уже существующие, а переменного. Это технологическое новшество, и еще не выяснено, как его можно реализовать. Вполне возможно, что затраты тут будут больше, чем при синхронизации с континентальной Европой, потому что там речь идет о классических линиях, тех же, которые сейчас используются в соединении между Литвой и Польшей, просто вставка постоянного тока вырезается. Плюс северного сценария в том, что Балтия уже полностью интегрирована в скандинавскую биржу NordPool Spot.

— Каковы затраты центральноевропейской синхронизации?

— Технико-экономическое обоснование проекта в 2014 году выполнили шведские консультанты из компании Gothia Power. Затраты на строительство линий и необходимых генерирующих мощностей они рассчитали очень приблизительно. Совокупная стоимость проекта составила 2 млрд евро, она должна быть поделена между странами. Часть этой суммы с тех пор уже инвестирована, потому что в нее входят затраты на соединения, которые недавно сданы в эксплуатацию: шведско-литовскую перемычку NordBalt и литовско-польскую LitPolLink, которые пока работают на частоте БРЭЛЛ. Третье эстонско-латвийское соединение, также часть этого проекта, заработает в 2019 году. Эстонская линия выполняет и другую задачу – она нужна для того, чтобы выровнять цены в обеих странах, поскольку в данный момент у нас на границе «бутылочное горлышко», в котором не хватает мощности линий. в Латвии цена выше, чем в Эстонии, где сравнительно дешевое производство электроэнергии из горючего сланца не подвержено сезонным колебаниям. 

— Вы утверждаете, что все переговоры с Россией заморожены с момента начала украинского кризиса. Это так?

— Я не знаю, происходят ли какие-то технические консультации в недрах Еврокомиссии, но на политическом уровне процесс переговоров по всем направлениям заморожен. Мы также не видим продвижения проектов строительства генерирующих мощностей в Калининграде, от АЭС до уголных ТЭЦ, о которых много говорилось ранее.  

— Велики ли затраты России при десинхронизации?

— По оценке Gothia Power они не чрезмерно велики. Тем более что Россия уже с момента распада Советского Союза много средств инвестировала во внутреннее кольцо. Изначально энергия шла на балтийские страны через Москву и Петербург, но сейчас построены линии, которые замыкают внутренний контур. По действиям россиян мы можем судить, что они в любом случае готовятся к такому варианту.

— Может ли Балтия как-то двигать этот процесс в одностороннем порядке?

— Это невозможно. Речь идет о многостороннем процессе, в который вовлечены, естественно, и белорусы, и Европейская комиссия: такой региональный проект может быть осуществлен только при ее политическом и техническом содействии. В ассоциации европейских сетевых операторов ENTSO-E разработаны конкретные требования на случай присоединения какой-либо энергетической системы к уже существующей части. Эта процедура давно оговорена, потому что и Польша, и Словакия, и Чехия, ранее работавшие синхронно с Советским Союзом, в свое время подключились к Европе. Нам придется ждать, пока Россия не начнет конструктивный разговор на эту тему, начиная с политических вопросов, заканчивая техническими.

— Как реализация этого проекта может повлиять на потребительские цены?

— С учетом рыночных процессов в Европе цены на электроэнергию могут снижаться. С другой стороны, инфраструктурные изменения требуют вложений, которые в какой-то мере в будущем отразятся на тарифе операторов. Я бы сказал, что большого влияния проект на цены не окажет.  Рынок будет больше, надежность выше, процессы станут более прогнозируемые, что снизит необходимость фиксировать риски. Отпадет один из наиболее трудных вопросов, периодически задаваемых нам политиками: как вы будете работать, если с восточной стороны вам отключат линию?  

— Какую долю затрат готова финансировать Еврокомиссия?

— До 80% может составлять грант Европейской комиссии на улучшение инфраструктуры и возможностей рынка. Большой плюс этого большого проекта в том, что расходы на него не попадают полностью в наши тарифы, и потребитель его не оплачивает. 

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.