Бездомный царь
Фото: Памятник Петру в Риге

Бездомный царь

Сто лет назад этот памятник Петру 1 стоял на самом видном месте в центре Риги – теперь его переселили с глаз подальше на частную автостоянку
19 февраля 2016 11:29 / Культура / Теги: культура, Латвия / Города: Рига

В 1910-м году на его открытие в столицу Лифляндии прибыл сам государь Николай II с семьей: рижане отмечали 200 лет с момента присоединения к Российской империи большими торжествами. Строили бронзового Петра на народные деньги – немцы, русские, а больше всех жертвовали латыши. По сей день он остается единственной конной статуей Латвии.

Сегодня увидеть это произведение искусства в Риге можно по адресу: улица Бривибас, 223. Картинка забавная: исторический всадник, высотой 4.7 метра, установленный на 60-тонном валуне – в компании обыкновенных автомобилей на автостоянке предприятия «Тейкас нами», которым руководит предприниматель и известный меценат Евгений Гомберг. Сам в свое время возродил Петра, сам и любуется.

Впрочем, для желающих доступ к императору открыт, хотя мало кто из туристов отыщет его в лабиринтах города. А местные жители приходят регулярно – с детьми, с собачками. Уход за императором достойный – пьедестал обсажен элегантными кустами, по вечерам зажигается красочная иллюминация.

В свое время, 15 лет назад, Гомберг выставил Петра на всеобщее обозрение в одном из центральных парков (без пьедестала). Рига тогда отмечала свой 800-й день рождения. Три дня рижане толпами шли смотреть императора , восхищались, фотографировались семьями на его фоне. В итоге, мецената за тот «царский подарок» оштрафовали на 25 латов – царя сослали на автостоянку и велели ждать решения города. Так он и ждет.

Судьба Петра 1 в Риге не заладилась с самого начала. Через пять лет после торжественного открытия, в 1915 году, когда фронт Первой мировой стал приближаться к городу, монумент решили эвакуировать морем в Санкт-Петербург. Но кайзеровский флот потопил корабль у эстонского острова Вормси. Только в 1934 году эстонцам удалось найти всадника и поднять его. Рижские депутаты постановили: это историческая ценность и принадлежит она народу. Выкупили его за 15 тысяч эстонских крон и вернули в Ригу.

Бронзовый всадник, израненный войной, был разобран на части. Брюхо лошади разворочено – целиком всю конструкцию поднять со дна моря было невозможно, пришлось производить целенаправленные взрывы. Пустующий царский постамент в центре латвийской столицы вскоре занял памятник Свободы, который стоит на нем по сей день. Новой Латвии требовались новые символы.

Так и сгинул бы император в пучине исторических перемен, если б не пришел ему на подмогу в трудный момент самый обыкновенный рижанин Станислав Разумовский. Его отец латыш, лютеранин, воспитывался в немецком приюте, мама родом с Украины. По профессии и по призванию он инженер-механик. Мне посчастливилось разыскать этого человека и узнать подробности из первых уст.

В конце 80-х в одной из газет Станислав увидел фотографию обломков царской статуи. Обиделся за самодержца. За попранную историческую память – всем миром же деньги собирали. И стал искать царя.

На территории, заваленной всяким хламом, раскопал благородные обломки – живот лошади, корпус, голову, хвост. Десятимиллиметровая плита, на которой стоял конь, была согнута под углом 90 градусов – все было изуродовано до неузнаваемости. Под завалом труб обнаружил руку Петра, а в одном из гаражей совершенно случайно заметил царскую голову. Выпросил для музея.


Царская голова, размером с квадратный метр, весила килограммов 70. Станислав хранил ее дома, остальные части монумента перевез в одну из воинских частей советской армии, где ему выделили два пустых бокса.


Работал с 1989-го по 1993-й, один, без свидетелей. Потому что вокруг сдачи цветного металла тогда творилось чистое безумие, а у него груда бронзы тонны на три. Но продать, говорит, и в голову не приходило. Перебивался небольшими заработками, торопился восстановить царя.

Те годы он провел с 20-ти килограммовым молотом в руках, изо дня в день выправляя деформированные царские останки. Даже гидравлического пресса не было. Но одной  силы было мало, еще мозги требовались, тут его выручало инженерское чутье. Когда стал собирать конструкцию, выяснилось, что брюхо лошади разворочено, что не хватает многих деталей, нет левой руки Петра.

Изготовил макет, по которому на судоремонтном заводе незнакомые мастера из уважения к императору бесплатно отлили бронзовую копию.

По макету, наконец, собрал монумент. И приступил к его легализации. Долгая переписка с рижскими властями показала, что им памятник не нужен. Тогда зарегистрировал его в Москве в Центре по охране памятников при минкульте как объект, находящийся за рубежом и отреставрированный благодаря командованию российской армии. Но вывезти не успел. Армия ушла из Латвии, а царя Станислав однажды утром обнаружил в мастерской изуродованным.

Выяснилось: суд постановил считать памятник собственностью Риги, таким вот образом и «переняли». И перевезли на очередной склад.

Разумовский в суматохе успел спрятать царскую голову и на своем стареньком «Запорожце» отвез ее в российское посольство. Связей у него там не было, поэтому неожиданный визит наделал много шуму, но голову россияне сохранили, «красиво выставили в помещении». А через несколько лет позвонил Евгений Гомберг и сказал, что хочет восстановить памятник.

Гомберг – известный меценат. На его счету семь восстановленных или сделанных заново культурных объектов – например, скульптура Барклая-де-Толли у Христорождественского собора, бургомистр Армистед с супругой и собачкой у Национальной оперы, памятник Золотому рыцарю в Старом городе.

В возрождение Петра было вложено 100 тысяч долларов. Первоклассные питерские мастера Денис Гочияев и Алексей Мурзин за один год вылепили и отлили все недостающие детали: правую руку царя, оба его бедра, лошадиные уши, челюсть, сбрую, разодранное брюхо. Постамент тоже новый, латвийского происхождения – шестидесятитонный валун красновато-серого цвета со вставками кварца. Его обрабатывал рижский каменотес Ивар Фелдберг.

Казалось бы, ценнейший объект культуры, собственность города, возвращенная рижанам. Однако городские власти оказались ей явно не рады. Как только вспоминают этот памятник, тут же начинаются споры о том, куда его поставить. Одни предлагают вернуть на место или, по крайней мере, водрузить в центре столицы. Другие требуют убрать с глаз подальше как символ русской оккупации.

Обсуждение объекта с точки зрения культуры и истории быстро переходит в политическую плоскость. А редкий для Латвии и действительно ценный во многих отношениях монумент продолжает радовать лишь случайных прохожих, знающих, куда идти. И хотя Ригу уже несколько лет возглавляет русский мэр, установление памятника Петру 1 в городе кажется нереальным, настолько противоречивы взгляды рижан на прошлое.

Впрочем, не меньшие страсти в свое время кипели и при восстановлении скульптуры Барклая-де-Толли. Но потом крики вдруг стихли, Барклая спокойно открыли. И так же тихо в центре города появился памятник первому президенту Латвии Карлису Улманису, фигура которого в латышском сообществе оценивается далеко неоднозначно. Ходили слухи, что политики произвели равноценный обмен. Фигуры, симметричной Петру 1, латышские националисты, видно, пока не находят.


Евгений Гомберг рассказал «Новой газете-Балтии», что по договору с Управлением памятниками он брал на себя обязательства лишь восстановить бронзового всадника, который остается собственностью города. И обязан хранить эту собственность по окончании реставрации до тех пор, пока Рижская дума не решит, куда его ставить. Вот он и хранит императора 15 лет.


Гомберг не жалеет потраченных средств и времени – зато сохранил произведение искусства: «Подхожу к окну, любуюсь. Другие люди приходят, смотрят. Передавать его в Россию нет никакого смысла – это же собственность рижан. У меня на стоянке она надежно охраняется».

В то, что бронзовый всадник в обозримом будущем будет выставлен для широкой публики, предприниматель, похоже, уже не верит. Вопрос, говорит, политический. Его, как горячую картофелину, политики перебрасывают из рук в руки, и браться за него всерьез никто не хочет.

С десяток экспертов и депутатов Рижской думы, с которыми я официально и неофициально общалась при подготовке этого материала, направляли меня из одной инстанции в другую, пытаясь анализировать ситуацию с точки зрения законов. Сыпались предложения разного рода: от «надо выяснить художественную ценность памятника» до «может быть, это собственность Гомберга, пусть он о нем и заботится. На балансе города такого памятника нет». В итоге сходились в одном: вопрос политический, обычные законы тут не действуют.

– Застрял он как-то, этот памятник, – развел руками глава Агентства рижских памятников Гунтис Гайлитис. – Хотя недавно о нем поднимали вопрос. Это, конечно, культурное наследие. Для такого рода объектов мы ищем территорию, где сможем разместить их для всеобщего обзора. Есть предложение, например, очистить кусок земли за рижским крематорием, оградить забором и там установить Петра 1.

 

6 комментариев:

Может за одно и памятник Сталину в центре Риги воодрузить?

Лучше Ленину и в центре.... Именно ему Латвия обязана первой независимостью......

"И так же тихо в центре города появился памятник первому президенту Латвии Карлису Улманису..."
Уважаемая авторша. Ульманис - не первый президент Латвии, а первый премьер-министр. Ошибочка вышла.
А насчёт памятника - такое у многих местных жителей отношение к истории. Такой вот был нехороший Пётр I, не дал незаисимость бедной Латвии, а включил в свою империю. Долой его!

Уважаемая Елена! Как понять Вашу фразу "Пустующий царский постамент в центре латвийской столицы вскоре занял памятник Свободы, который стоит на нем по сей день"
Что стоит на чем???

Уважаемая Елена! Как понять Вашу фразу "Пустующий царский постамент в центре латвийской столицы вскоре занял памятник Свободы, который стоит на нем по сей день"
Что стоит на чем???

Эту ошибку часто делают. Т.к. премьер-министр в Латвии называется Президент министров Латвии (латыш. Latvijas Ministru prezidents)

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.