День независимости во время пандемии
Фото: Игорь Ватолин. Арт-инсталляция из сортированных отходов KURŠ KURU? izŠĶIROsiTU! (КТО КОГО? отСОРТИРУЙты!)

День независимости во время пандемии

18 ноября 2020 18:34 / Авторские колонки / Теги: коронавирус, Латвия, праздник / Города: Рига

В этом году 18 ноября 102-я годовщина латвийской независимости и кульминация Патриотической недели (со Дня Лачплесиса, 11 ноября) в условиях чрезвычайного положения получается тихой и интровертной. Все традиционные массовые мероприятия побоку, но и цвето-световое оформление куда скромнее, чем обычно. Главный объект — изготовленный из отходов Лачплесис сражается с Черным рыцарем посередине Городского канала. Не столько за независимость, сколько за правильную сортировку отходов.

В общем, и так не самое веселое время года в пандемическом 2020 году  как никогда располагает к индивидуальным и коллективным размышлениям об исторических судьбах и перспективах развития Латвийской республики, благо онлайн-возможности позволяют. Хотя и здесь не видно интеллектуальной патриотической движухи — скорее протест. Аккурат между Днем Лачплесиса и 18 ноября ведущие латвийские скульпторы устроили акцию «Черные дни скульптуры», в знак протеста против налогообложения деятелей культуры укутав знаковые скульптурные объекты черной пленкой. Самым патриотичным событием оказалась традиционная Рижская конференция НАТО, проходившая  12-13 ноября. На ней ведущие эксперты по безопасности и политики обсуждали вызовы североатлантической безопасности, включая Covid.

Хотя вопросов для патриотического обсуждения хватает. При решенной еще в начале 1990-х стратегической ориентации Латвийской республики: членство в НАТО и ЕС как основа для демократического развития и участия в региональной и глобальной конкуренции — многие нюансы латвийского пути по осуществлению демократических принципов и достижения благосостояния для всех латвийцев провоцируют дискуссии. Причем экспертные обсуждения по актуальным вопросам нечасто вовлекают широкие, потенциально заинтересованные народные массы.

На мой взгляд, одним из главных недообсужденных вопросов остается соотношение национал-романтического, патриотического начала и космополитической мультикультурной глобализации. Оба тренда неоднократно объявлялись вышедшими из интеллектуальной моды и политической практики, однако несмотря на это продолжают воспроизводиться в странах ЕС и до самых до окраин.

В Латвии характерное для первой половины XX века понимание базовой государственной конструкции, основанное на понятиях «государственной этнической нации» и «национальных меньшинств», с подачи нынешнего президента Эгилса Левитса даже попало в преамбулу конституции. В чем, при всей анахронистичности, нет особой пагубы. Напоминание о том, что 18 ноября 1918 года латвийская государственность была провозглашена на территории, большинство населения которой составляли этнические латыши (латгальский вопрос — тема для отдельного разговора), а также о главном принципе межвоенной эпохи, праве наций на самоопределение в границах расселения того или другого этноса, всяко полезно — особенно на День независимости. Кстати, в соответствии с этим принципом к аншлюссу Гитлером Австрии и даже Судет страны-гаранты версальской системы отнеслись с пониманием: нация, в этническом смысле, объединяется — ну что тут поделаешь!.. После Второй мировой, тем более сегодня, подобный подход остается не более, чем важной вехой истории.

Для обретшей независимость в этнических границах Латвии межвоенная эпоха выдалась насыщенной и богатой достижениями. Глядя из сегодня, стыдно разве что за последние два года авторитарного правления Карлиса Улманиса, обслужившего по полной пакт Молотова-Риббентропа. Согласен, что вооруженное сопротивление превосходящему противнику по финляндскому образцу потребовало бы многих жертв, но отсутствие хотя бы символического жеста, полноценного правительства в изгнании, моральной оценки происходящего не может не вызывать недоумение, сомнение в патриотичности «латвийского вождя». Тем более, что за непротивление агрессору пришлось заплатить не только бесчестием, но и колоссальными человеческими потерями: расстрелянными офицерами в Литене, сгинувшими в подвалах НКВД, депортированными 14 июня...

В период трех оккупаций-инкорпораций этнический национализм сыграл конструктивную роль: напоминал об утраченной государственности, не разделяя на демократическую Латвийскую республику 18 ноября и авторитарную 15 мая (дата переворота К. Улманиса в 1934 году), вдохновлял на борьбу за ее восстановление. И вот, наконец, свершилось — в конце 1991-го латвийская государственность была окончательно восстановлена. Парадоксальным образом, в этот момент утратил свое актуальное политическое значение и латышский этнический национализм. Перейдя в статус объектов восхищения, поклонения и исследования как исторический феномен, в полной мере продолжающий питать художественное творчество, придающий национал-романтическую поэтическую энергию для художественных и иных свершений, но не определяющий актуальную политику.

В то же бурное время начала 1990-х на смену сыгравшему свою историческую роль этническому национализму пришло понимание совокупности латвийских подданных, граждан и неграждан, как политической нации. На основе латышского языка, доминирующего в сфере государственного и муниципального правления, при установке на включающее соучастие латвийцев всякого и разного этнического происхождения. При широких возможностях использования других языков по принципу реальной востребованности и понимании латвийского исторического наследия как многослойного и космополитического: расположения пересечения главных торговых путей, на стыке культур и цивилизаций. То же самое касается перспективы регионального и глобального успеха сегодняшней Латвии: политиков, предпринимателей, деятелей культуры — всех нас, латвийцев.

Здесь один из главных вызовов — гармоничное сочетание в идентичности страны и каждого ее подданного традиционного (включая этнический национализм) и инновационного, локального и глобального. О чем, по-моему, и стот вовсю дискутировать в Патриотическую неделю — и весь год напролет. Особенно в период вынужденного пандемической приторможенности в плане деятельности — но не мышления.            

 С Днём рождения, страна!

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.