Школы нацменьшинств: снова протесты?
Фото: Wikipedia.org Шествие в защиту русских школ (2003)

Школы нацменьшинств: снова протесты?

9 февраля 2016 20:07 / Политика / Теги: Латвия / Города: Рига

Новое правительство берется оградить Латвию от беженцев и решить русский вопрос.

Сегодня в распоряжении латвийской общественности оказались договор о сотрудничестве между партиями правящей коалиции и объёмная декларация формируемого правительства Мариса Кучинскиса (Союз зелёных и крестьян). Среди 135 пунктов декларации, распледелённых по пяти разделам (укрепление народного хозяйства; государственная безопасность и национальная идентичность (в одном разделе!); улучшение демографической ситуации, качество семейной жизни и социальное обеспечение;  реформирование образования и науки; реформирование здравохранения), наибольший резонанс вызвали две темы – беженцы и очередное наступление на возможность получить школьное образование на русском языке.

Беженцы: общее ужесточение

Представители СЗК, «Единства» и Национального объединения договорились по содержанию декларации ещё на прошлой неделе, за исключением самого чувствительного общественно-политического вопроса – беженцев.

Согласно достигнутому в понедельник компомиссу между НО и «Единством», в деларацию вошла формулировка, по которой правительство выполнит уже принятые Латвией решения о приеме беженцев, одновременно заботясь об уменьшении рисков и негативных последствий иммиграции.

«Исходя из возможностей интеграции и административного потенциала Латвии мы считаем, что прежними решениями Латвия исчерпала возможности дополнительного размещения в стране ищущих убежища в рамках механизма перемещения ЕС. Что касается физического перераспределения лиц между странами ЕС и их перемещения из третьих стран, мы поддержим только такую позицию, которая допускает для государства добровольный прием беженцев без обязательств и давления», – говорится в документе. При отборе беженцев  правительство обещает тщательно проверять всех направляющихся в Латвию с точки зрения национальной безопасности, общественного порядка и возможностей интеграции.

С точки зрения ассоциированного профессора Латвийского Университета, директора по исследованиям стратегического центра Certus Дайниса Ауэрса, в подобной позиции по вопросам беженцев нет ничего особенного по сравнению с другими странами ЕС:

«За последние месяцы отношение к беженцам и мигрантам вообще достаточно радикально изменилось. Пока что в Латвию приехали только две семьи – в общей сложности шесть человек – так что это будет долгий процесс. Сегодня в странах ЕС спешно пересматривают политику по вопросу беженцев в направлении ужесточения условий и сокращения финансирования, так что тут возможны изменения. Разработанный в Латвии план по приёму беженцев всем хорош – теперь главное найти таких беженцев, которые соответсвуют его критериям и захотят переехать в Латвию».

В свою очередь юрист-правозащитник Елизавета Кривцова убеждена: подписанная Латвией Конвенция ООН о беженцах предполагает, что право на убежище имеет каждый, и не может быть ситуации, когда беженцев слишком много:

«Это сравнимо с ситуацией, когда у больницы закончились деньги, и врачи отказались бы лечить людей. Ясное дело, что в этом случае, как и в случае с беженцами, следовало бы найти финансирование любой ценой. Нагнетание страстей вокруг прибытия в Латвию потенциальных 700 беженцев привело к тому, что в декларацию правительства попала норма не только аморальная, но и входящая в противоречие с международным правом».    

По мнению Дайнис Ауэрса, нормы Конвенции ООН о беженцах можно применить и к тем, которые оказались на территории Латвии, непостредственно преодолев границу, например, с Россией. Что касается перемещения беженцев с юга ЕС, то здесь ситуация не столь определённая

Так что вовсе не факт, что всех оказавшихся в Греции или Италии должны принимать более северные страны.   

Школы национальных меньшинств

Острую критику правозащитников и общественников, отстаивающих интересы национальных меньшинств, вызвал пункт декларации, касающийся перевода всех школ страны на единый стандарт преподавания – на государственном латышском.

Если в гибридном разделе о государственной безопасности и национальной идентичности говорится об «укреплении гражданского общества, совершенствовании навыков населения по участию в гражданских инициативах и возможностях участвовать в важнейших общественных вопросах», то в разделе реформ образования упомянуто исключительно «развитие латышской нации, языка и культуры». Затем следует пассаж, ставший самым горячим пунктом декларации:

«Следует разработать план по переходу на единый образовательный стандарт по преподаванию на государственном языке в образовательных учреждениях, получающих финансирование государства и самоуправлений». 

По мнению Елизаветы Кривцовой, важным вопросом отрасли сегодня является зарплата учителей, механизм её начисления в условиях продолжающейся оптимизации школ, несущей с собой сокращение рабочих мест.

«Между тем в декларации об оптимизации отдельно оговорили финансирование педагогов дошкольных учрежденией, что совершенно правильно, а вот о зарплатах педагогов не сказано, – говорит Кривцова. – Выходит, средства на зарплаты учителей будут изысканы в результате увольнения их коллег. И практически ничего по содержанию образования. Разве что введение предмета о здоровье и плюс один час на занятия физкультурой».

Юриста-правозащитницу больше всего задел пассаж о переводе всех школ на государственный латышский.

«Это нарушение права на образование на родном языке для национальных меньшинств, –  считает она.  – До сих пор латвийские эксперты в области образования с гордостью демонстрировали достижения в этой области на международных мероприятиях и иностранным гостям, а сегодня, выходит, всё наработанное за всё это время оказалось ненужным.  Нацобъединение настаивало на введении преподавания на латышском к 2018 году, и в коалиционном договоре специально оговорено, что, если они будут наствивать на этой позиции, то это не противоречит правительственной декларации. Союз зеленых и крестьян и «Единство» оказались заложниками дежурного популизма Нацобъединения.       

С учётом того, что сегодня дети, учащиеся по программам национальных меньшинств, неплохо знают латышский язык, и даже сдают по этому предмету одинаковый экзамен со своими латышскими сверстниками, речь идёт именно об ухудшении качества образования. Поскольку всемирно признано, что преподавание на родном языке повышает результаты учащихся, то запрещение преподавания на родном языке следует рассматривать как дискриминацию. Это право закреплено в Рамочной конвенции Совета Европы по защите национальных меньшинств, которая обеспечивает использование нацменьшинствами своего языка в образовании. Да и в Конституции Латвии говорится о всеобщей доступности образования, что предполагает невозможность реформ, ухудшающих качество образования».

Председатель правления Русской общины Латвии Владимир Соколов обратил внимание, что в  разделе, посвящённом отмечанию в 2018 году столетия провозглашения Латвийской Республики,  упоминается  множество мероприятий по укреплению латышской  культуры, а о нацменьшинствах в этом разделе вообще не говорится, как будто Латвия сто лет назад и сейчас была и является моноэтнической страной.

«Думаю, это серьёзная ошибка в сфере национальной политики и общественной интеграции, – полагает Соколов. – Зато  чётко прописан переход на единый стандарт образования на государственном языке, который впору назвать окончательным решением русского вопроса. В самом начале говорится о демократии и демографии, а также безопасности страны. Не думаю, что подобные дискриминационные меры в отношении нацменьшинств будут способствовать достижению поставленных целей. Отдельный нюанс – то, что заниматься всем этим будет печально известный Карлис Шадурский, занимавший пост министра образования в период бурных школьных протестов 2003-2004 годов».

По мнению социального антрополога,  экс-министра образования и науки ( 2011-2013) Роберта Килиса, практически все разделы декларации по школьным делам взяты из планов прежних правительств –  за исключением пункта о введении единого стандарта государственного языка во всех школах.

«Вопрос, будет ли этот пункт осуществлён, – объясняет Килис. – Полагаю, г-н Кучинскис не будет называть конкретную дату окончательного перехода и даже г-н Шадурскис от этого пока воздерживается. Пока нам обещают работу над планом. Примечательно, что в «Основных направлениях по развитию образования», а этот документ сильнее, чем декларация правительства, о переходе исключительно на государственный язык речи не идёт. Изменение этого документа потребует дополнительного времени и усилий».

Экс-министр образования видит выход из язывого тупика в разработке плана по употреблению языков в школьном образовании.

«Какие языки, на каких предметах и в каких соотношениях использовать. Полагаю, что английский и русский языки должны пользоваться особым статусом, чтобы выпускники латвийских школ свободно владели трямя языками, разумеется, включая государственный латышский. Именно это мы предлагали три года назад».

А пока план не разработан, впору ожидать школьных протестов, как это было накануне реформы школ нацменьшинств в 2003-2004 годах. 

2 комментария:

А кто будет протестовать-то? И ради чего?
Штаб сдох после того, как Жданок прлезла в Европарламент.
Да и сама партия Жданок практически померла.
А партию Согласие всё устраивает.
Ну и кто там готов протестовать?
Всякие общественники типа кривцовой, этой недоделанной начальницы некоего
мифического конгресса неграждан?
Так что никаких протестов не будет.

" За прошедшие годы только по официальным данным из страны эмигрировали свыше 260 тысяч человек. И среди них многие активисты школьных протестов начала 2000-х.

Кроме того, если в начале 2000-х гг. еще сохранялись иллюзорные надежды на то, что с властью можно договориться или что власть прислушается к международным рекомендациям и будет добросовестно выполнять Рамочную конвенцию Совета Европы о защите прав национальных меньшинств, и именно эти иллюзии во многом обеспечили массовый характер акций протеста, то сегодня таких иллюзий больше нет ни у кого.К этому нужно добавить и то, что в распоряжении русской лингвистической общины сегодня больше нет тех информационных ресурсов, которыми она располагала в начале 2000-х гг.

Нет больше у русской лингвистической общины и своего защитника в парламенте Латвии. Партия «За права человека в единой Латвии», которая с недавних пор носит название «Русский союз Латвии», с 2010 г. своих депутатов в сейме Латвии больше не имеет. А партия «Согласие» (ранее — «Центр согласия») такой «безделицей», как защита права национальных меньшинств получать образование на родном языке, вообще никогда не заморачивалась."
Вот подтверждение моих тезисов об отсутствии тех ЛИЦ, которые способны были бы хоть как-то защищать некие русские школы.
Автор текста - Виктор Гущин.

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.