Как экономика балтийских стран справилась с первой волной?

Как экономика балтийских стран справилась с первой волной?

16 ноября 2020 14:23 / Экономика / Теги: Балтийские страны, коронавирус, экономика

Практически во всех странах Европы — в том числе, в Литве, Латвии и Эстонии — число новых случаев коронавируса растет. Правительства принимают новые ограничения, чтобы справиться с распространением вируса. Вопрос — как долго экономика будет способна справляться с этими ограничениями.

Рассказываем, какие экономические последствия имела первая волна в странах Балтии.

Литва

Во время первой волны коронавируса карантин в Литве объявили 16 марта. Он длился до середины июня. Впрочем, жесткие меры действовали несколько недель: были закрыты кафе и рестораны, развлекательные заведения — одним словом, все, кроме продуктовых магазинов. Позже ограничения стали постепенно ослаблять. Государство определило меры экономической помощи. В Литве поддержкой государства в условиях коронавируса могут воспользоваться как крупные компании, так и малый бизнес, и люди с патентами на индивидуальную деятельность. Основные меры, которые приняла Литва, — компенсации зарплат, налоговые каникулы и выплаты самозанятым в размере 257 евро в месяц.

Работодатели могли претендовать на так называемый «грант работодателю» — государство выплачивало 60% от зарплат сотрудников, которые вынуждены были уйти на простой (но не более 607 евро). Оставшуюся часть зарплаты должен был платить работодатель. У этой программы было условие — работодатель обязан сохранить рабочее место в течение трех месяцев после карантина. Претендовать на помощь могли работодатели из частного сектора, не находящиеся в процессе ликвидации или банкротства.

В 2020 году Национальное агентство развития по инвестициям и гарантиям бизнеса (INVEGA) использовала 340 млн евро, чтобы помочь предприятиям справиться с последствиями пандемии COVID-19. По данным департамента статистики, к августу этого года помощь от государства получили 62 244 предприятий. Чаще всего за помощью обращались компании в сфере размещения и питания (16,3%) и сферы организации мероприятий (12,04%)

Тем не менее, коронавирус ударил по экономике: в сентябре 2020 года было выплачено на 38.186 млн евро меньше налогов, чем в тот же месяц прошлого года. ВВП Литвы во втором квартале составил 11,6 млрд евро и сократился на 5,5% по сравнению с первым кварталом года. В годовом сравнении ВВП упал на 4,2%.

В стране также растет безработица: по данным департамента статистики, в первом квартале уровень безработицы составлял 7,1%, во втором — 8,5%. В третьем квартале безработица выросла до 9,3%. 

Сфера туризма во всем мире наиболее сильно пострадала от коронавируса. Литва не стала исключением: внутренний туризм во втором квартале упал на 22%. В первом квартале число местных туристов составило 297,9 тысяч человек, во втором — 362,3 тысячи человек. Для сравнения, в 2019 году эти цифры составляли 331,7 и 733 тысячи человек соответственно. Упало также число иностранцев, приезжающих в Литву: в первом полугодии: — 52,63% иностранных туристов. Меньше стали приезжать туристы из всех стран, кроме Турции: число туристов из Турции выросло на 23%.  

Литовская ассоциация туризма отмечает, что в сфере работает почти 50 тысяч человек, а туризм обеспечивает 2,2% ВВП страны. Ассоциация отмечает, что без поддержки государства сферу ожидает череда банкротств.

К слову, о банкротствах: статистика показывает, что в Литве в 2020 году число банкротств даже снизилось по сравнению с 2019 и 2018 годами. Это вызвано изменениями в законодательстве: весной в Литве приняли закон, позволяющий приостановить процесс банкротства на время карантина и на 3 месяца после него. Закон распространяется только на юридических лиц, которые с 16 марта 2020 года стали неплатежеспособными из-за распространения COVID-19. В результате в апреле-июле начали 225 новых дел о банкротстве. Для сравнения, в эти месяцы 2019 года было открыто 564 дела о банкротстве, в 2018 — 730.

Однако аналитики предполагают, что мера просто отложила волну банкротств — не факт, что после карантина и окончания государственной поддержки компании все же останутся на плаву.

Каковы прогнозы? Старший экономист банка Luminor Жигимантас Мурицас считает, что Литва быстро оправится от кризиса, так как экономический рост страны в последние годы был более быстрым, чем средний по ЕС.

«Неизвестно, какое окончательное воздействие пандемия окажет на мировую экономику, но при наиболее вероятном сценарии экономика Европейского союза сократится примерно на 2-3% в 2020 году и вернется в норму в 2021 году. Мы прогнозируем, что в 2020 году экономика Литвы сократится на 2,5%, а после окончания эпидемии коронавируса мы прогнозируем, что рост ускорится до 6,5% в 2021 году, а в 2022 году мы можем ожидать роста на 4,0%», — считает Мурицас.

Однако проблема состоит в том, что прогноз экономист делает из расчета, что пандемия окончилась в июне. С 7 ноября Литва объявила новый общенациональный карантин. И, хотя ограничения не такие жесткие, как это было весной, пока неизвестно, как они отразятся на экономике страны.

Ряд компаний сделали свои выводы во время первого карантина: например, только 30% кафе и ресторанов продолжат работать во время второго карантина. «Мы смотрим по тому, к какому месту удобнее подъехать, забрать еду, другие исходят из арендной платы, ведь если ее придется платить, надо закрываться и судиться, ведь оборот нулевой, нет денег на аренду», — рассказал BNS вице-президент Ассоциации гостиниц и ресторанов, глава компании Amber Food Гедиминас Бальнис.

Компания Čili Holdings, которой принадлежать 27 пиццерий, решила вообще не работать во время второго карантина — руководство пришло к выводу, что продажи еды на вынос не приносят дохода, который позволит покрыть текущие расходы. Сотрудникам временно предложат работать в крупном интернет-магазине Литвы.

Пока карантин в Литве ввели на три недели, но скорее всего его продлят: медики и эксперты говорят о том, что трех недель недостаточно. Профессор Литовского университета медицинских наук Миндаугас Станкунас прогнозирует, что, если жители будут добросовестно следовать ограничениям и вести себя ответственно, коронавирус пойдет на спад в двадцатых числах ноября.

Латвия

В начале первой чрезвычайной ситуации в помощь латвийской экономике было выделено 2 млрд евро бюджетных средств. Из них 700 млн евро предназначалось «на пособия», однако на деле они распределились так: 342 миллиона запланированы на увеличение основного капитала компаний Министерства сообщения, в том числе 225 млн AirBaltic, 66 млн пошли на нужды железной дороги (Latvijas Dzelzceļš) и других перевозчиков, 45 млн фермерам (до конца сентября выплачены лишь 14,3 миллиона), 21 млн на развитие культуры, 15 млн на планы по демографии, 2 млн на поддержку СМИ. Туроператорам возместили 700 тыс евро, которые они потратили на репатриацию соотечественников из-за границы. Собственно на пособия — по простою, по уходу за ребенком, родительские, больничные — выделено лишь неполных 150 млн евро,  а выплачено и того меньше — 84,7 млн на конец сентября. В результате из отведенных на погашение коронакризиса средств существенную часть сэкономили, и за этот счет теперь собираются покрыть некоторые расходные статьи бюджета следующего года.

Пособие по простою во время ЧС выплачивалось с начала апреля до конца июня предпринимателям в пострадавших от кризиса отраслях на покрытие зарплат сотрудников (до  75% от зарплаты, но не более 700 евро в месяц) и самозанятым. Налоговики установили очень жесткие фильтры и отклонили множество заявок.  Почти у половины «отказников» начисленные налоги составляли менее 200 евро в месяц, без малого у четверти фискалы сочли недостаточным падение оборота, в 19% случаев у предприятий имелся налоговый долг. СГД выплатила почти 133,5 тысяч таких пособий в общей сложности на 53,6 млн евро. Их средний размер составил 251 евро.

Европейская комиссия в июле утвердила программу поддержки в размере 51 млн евро на еще один вид грантов — субсидирование зарплат двум латвийским отраслям, пострадавшим от кризиса. Предприятиям-экспортерам выделено 32 млн евро. Речь только о крупных компаниях с оборотом в 2019 году не менее одного миллиона евро и брутто-зарплатой сотрудников (при условии уплаты за них социального сбора) не менее 800 евро. И только тех из них, оборот которых с апреля по июнь упал не менее чем на 20% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Поддержка достигала 30% от объема социального сбора, внесенного предприятием в бюджет в 2019 году (но не более 800 тыс евро).

Туристическому бизнесу было выделено чуть более 19 млн евро. Критерии для получения грантов — существенное падение доходов и отсутствие налоговых долгов свыше 1 тыс евро. На середину октября из них было распределено около 14 млн евро, рассказал в эфире Latvijas Radio президент Латвийской ассоциации гостиниц и ресторанов Янис Наглис. Во всех секторах латвийской туриндустрии в марте и апреле спад оборота достиг практически 100%. Общие убытки отрасли превысили 110 млн евро, из них 33 млн евро потеряли турагенты и туроператоры. По словам Наглиса, на середину октября закрылись более 20 рижских гостиниц, в том числе и крупные — более, чем на сотню коек.

В начале мая появилась первая крупная жертва Covid-19 среди предприятий сферы развлечений: навсегда закрыла кинотеатр Multikino в торговом центре Riga Plaza — прибыльная до пандемии компания Multikino Latvia с польским капиталом, миллионными оборотами и десятилетним стажем на местном рынке. Крупных банкротств в Латвии коронакризис еще не вызвал, возможно, из-за мер поддержки, которые включали и мораторий на банкротство как для физических лиц, так и для компаний.

В I квартале этого года, по данным Центрального статистического управления, ВВП страны упал на 1,4% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Причем сектор услуг просел на 2,6%, но производство по инерции выросло на 3%. Во втором квартале экономика сократилась на 9,8% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Эксперты отмечают, что спад оказался сильнее, чем хотелось бы, но слабее, чем ожидалось. Спад в производящих отраслях составил 3,8%, в сфере услуг  11%, в розничной торговле  1,1%. По прогнозам Минфина, годовой ВВП может снизиться на 7%, а  если вторая волна окажется затяжной, то и на 9%.

Безработица  в первом полугодии достигла  8,9%. Число зарегистрированных безработных за три месяца первой ЧС выросло с 58 тысяч до 78 тысяч, но затем последовало некоторое восстановление занятости. На конце сентября официально без работы оказалось 7,6% экономически активных жителей, или около 69 тысяч человек. По прогнозу Госагентства занятости (ГАЗ) к Новому году уровень безработицы может повыситься до 9% из-за сезонных колебаний. Неизвестно также, насколько рынок труда пострадает от второй чрезвычайной ситуации.

Вот далеко не полный список крупных мероприятий, которые «съел»  Covid-19. Летом были отменены или перенесены на следующий год: Праздник песни и танца школьной молодежи, музыкальные фестивали Pozitivus в Саулкрасти,  «Laima Rendezvous Jūrmala» и «Rīga Jūrmala». Вторая Рижская биеннале современного искусства RIBOCA вместо 5 месяцев (с мая по сентябрь) шла только три недели и в сокращенном объеме. Запретили Шествие легионеров 16 марта. На год отложен военный парад, который должен был состояться в Даугавпилсе в честь 30-летия восстановления независимости Латвии 4 мая.  Вторая волна заставила отказаться от проведения благотворительного «Бала Марты», Рижского марафона Rimi в октябре — правительство отменило его в вечер перед стартом, и даже от ноябрьского фестиваля света «Staro Rīga», объекты которого обычно рассеяны по всему городу, в основном, вне помещений. Отменены военные парады в честь 101-й годовщины победы латвийской армии над войсками Бермонта  11 ноября и в честь 102-й годовщины провозглашения независимости Латвийской Республики 18 ноября.

 «Любые дополнительные ограничения, конечно же, будут негативно влиять на экономику, — заявил в эфире Латвийского телевидения экономист банка Citadele Мартиньш Аболиньш. — И, наверное, зимой мы опять же увидим какой-то упадок». По мнению аналитика банка Luminor Петериса Страутиньша, само введение режима чрезвычайной ситуации не скажется на экономике — но важно, чтобы ограничения минимально затронули отрасли, которые приносят в казну больше всего средств, например, обрабатывающую промышленность, для которой ключевым фактором является поддержание непрерывного производственного процесса. Страутиньш также считает, что полностью спасти некоторые отрасли услуг просто невозможно.

Rus.LSM цитирует неутешительный прогноз эксперта из Венского института международных экономических исследований Ричарда Гривсона. Тот считает,  что для экономик Центральной и Восточной Европы новые жесткие карантинные меры могут иметь катастрофические последствия. « В целом эту часть континента ждет более глубокая рецессия, чем после глобального финансового кризиса 2008 года», — допускает Гривсон в статье, опубликованной на портале Emerging Europe. Он, однако, отмечает, что от сокращения экспорта товаров и услуг, видимо, меньше всего пострадают Латвия (-10,3%) и Польша (-9,8%). Для компенсации ущерба государства-члены ЕС получат доступ к пакету мер стимулирования экономики, причем в виде грантов, а не займов.  

Эстония

Весной из-за быстрого распространения коронавируса и введения чрезвычайного положения закрылись предприятия сферы услуг: рестораны, гостиницы, театры, концертные залы, конференции, торговля, учебные и другие публичные заведения. Государству пришлось весной быстро разрабатывать меры поддержки. Льготные кредиты и поручительства составили почти два миллиарда евро. В дополнительном госбюджете предусмотрели почти 800 млн евро. На компенсации сокращенных зарплат потратили почти 300 млн евро. Было выделено дополнительно 40 млн евро на компенсации по больничным листам с первого дня.

Деньги шли непосредственно из госбюджета, через госфонды KredeEx и EAS, через кассу по безработице и больничную кассу. Например, через кассу по безработице компенсацию получили почти 140 000 работников и 17 500 фирм. С помощью поручительства фонда KredEx отпуска по кредитам получили более 5300 фирм.

Во втором квартале, по данным департамента статистики, ВВП Эстонии сократился на 6,9% Спад был отмечен в подавляющем большинстве секторов экономики: гостиничный сектор и сектор общественного питания сократились на 58%, обрабатывающая промышленность — на 19%, торговля — на 11%, транспорт — на 8%, операции с недвижимостью — на 13%.

Единственными секторами, которые в марте-июне показали рост, стали строительство (+12%) и информация и связь (+8%). Летом банк Эстонии предположил, что годовой спад ВВП Эстонии составит 10%, Еврокомиссия прогнозировали падение ВВП Эстонии на уровне 7,7%, однако в сентябре министерство финансов сделало свой прогноз — спад может составить 5,5%.

Министр финансов Мартин Хельме тогда заявил, что кризис в экономике в этом году оказался не таким острым, как ожидалось при формировании дополнительного бюджета весной. «Благодаря мерам, принятым в дополнительном бюджете, мы смогли смягчить экономический спад».

В октябре Банк Эстонии опубликовал данные по исследованию рынка труда. Во втором квартале безработица выросла до 7,1%, в первом квартале она составила 5%.

По словам экономиста Банка Эстонии Орсоля Соосаар, во время первой волны эпидемии коронавируса спад экономики был меньше, чем в большинстве европейских стран, и даже более пессимистические прогнозы на рынке труда не оправдались.

Все данные показывают, что кризис из-за коронавируса затронул сектор услуг больше, чем промышленный сектор. Между тем, по мнению экономиста Банка Эстонии, позиции промышленного сектора нельзя назвать сильными. По данным регистров, занятость в промышленном секторе снизилась примерно на столько же, насколько и в сфере услуг. Причиной тому стало охлаждение промышленного сектора еще до кризиса, во второй половине 2019 года и в начале 2020 года.

Во втором квартале значительно усилился спад во внешней торговле Эстонии из-за введенных ограничений на международных рынках. Объем эстонского экспорта и импорта во втором квартале резко снизился — по сравнению с тем же периодом прошлого года. Экспорт товаров и услуг снизился на 21%, а импорт — на 24%.

Если в целом различные сектора экономики после весеннего локдауна оправились, то туристический сектор, по данным союза туристических фирм Эстонии, рухнувший на 95%, летом не смог оправиться, а осенью восстановиться. Уже в сентября туристические фирмы обратились к правительству с просьбой поддержать их, продолжив выплату компенсаций зарплат работникам. Правительство не увидело целесообразности в этом, поскольку не знает, как долго может потребоваться подобная помощь.

«Беда в том, что у нас нет никакой определенности относительно того, когда туризм начнет восстанавливаться и в каком объеме. Гипотетически вполне возможно, что и через полгода большая часть предприятий сектора будет нуждаться в поддержке. И тут, естественно, напрашивается вопрос — как долго можно платить зарплату людям, у которых фактически нет работы?» — сказал в начале осени министр социальных дел Танель Кийк.

По данным департамента статистики, в сентябре в гостиницах Эстонии остановилось 154 000 туристов — примерно вдвое меньше, чем годом ранее. Зарубежных гостей было лишь 38 000.

Сейчас гостиницы предпринимают экстраординарные шаги. Например, сдают номера для долгосрочного проживания по цене аренды квартиры в спальном район. По словам директора столичного отеля CityBox Tallinn Теэле Леппа, долгосрочное размещение —довольно популярная услуга. «У нас есть на выбор одно- и двухместные номера, и большая часть клиентов здесь — эстоноземельцы. Это работающие в Таллинне, но живущие за его пределами, студенты и те, кто переезжает обратно в столицу и находится в поиске постоянного жилья. По сути, эта акция помогает нам немного снизить убытки, хотя она и не особо прибыльная».

Некоторые владельцы гостиниц решили делать капремонт. Например, расположенный в центре Таллинна отель Radisson Blu Sky объявил в ноябре о том, что закроет свои двери на ремонт и сократит всех сотрудников. В ремонт будет инвестировано 20 млн евро, отель откроется весной 2022 года.

«Третий квартал этого года был для нас временем подъемов и спадов. Мы начали квартал с большим оптимизмом, инициируя новые судоходные линии, действия и планы в надежде хотя бы частично восстановиться, но закончили почти там же, где начинали в первом квартале этого года», — сказал председатель правления судоходной компании Tallink Grupp Пааво Ныгене.

Чистый убыток эстонского концерна Tallink Grupp в июле-сентябре текущего года составил 23,9 млн евро, а с начала года убытки превысили 80 млн евро.Компания получит от госфонда льготный кредит в размере до 100 млн евро.

Таким образом государство решило помочь предприятиям, оказывающим существенное влияние на определенные сектора экономики. Через госфонд KredEx чрезвычайные кредиты получат четыре крупных проекта, расцененных как имеющие государственную важность — 40 млн евро на строящийся в Таллинне комплекс жилых и коммерческих зданий Porto Franco, 100 млн евро судоходной компании Tallink, 37 млн евро входящей в концерн Alexela компании Kiviõli Keemiatööstus и 10 млн фирме Magnetic MRO, осуществляющей техобслуживание самолетов в Таллиннском аэропорту.

В общей сложности, в рамках антикризисных мер приняты решения о выдаче кредитов KredEx 292 предприятиям на общую сумму около 400 млн евро.

Между тем, согласно последнему прогнозу министерства финансов, ВВП Эстонии в 2021 году вырастет на 4,5%, в 2022 — на 3,5%. Министерство надеется, что средний уровень зарплаты восстановится в 2022 году, однако безработица будет выше докризисной еще долго.

По данным кассы по безработице на начало ноября, уровень зарегистрированной безработицы вырос до 7,8%.

Директор Эстонского института конъюнктуры Марье Йозинг полагает, что уже к зиме безработица в стране начнет заметно расти, а преодолеть вызванный коронавирусом кризис легко не получится. По ее словам, консультанты по долгам отмечают рост числа людей, которые берут быстрые кредиты или иным образом пытаются улучшить свое положение с помощью неправильных методов. «Мы не выйдем из этого кризиса так легко, как кажется сейчас, ситуация ухудшается. Однако у кассы по безработице есть резервы, и, к счастью, социальная система Эстонии никого не оставит в беде», — заключила Йозинг.

Тушить вызванный коронавирусом пожар правительство намерено за счет кредитов. Согласно проекту бюджета на 2021 год бремя государственного долга в следующем году составит 6,6 млрд евро или 23,6% от ВВП.

Яша Лешкович, Мария Кугель, Андрей Андреев

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.