Американские печеньки — хлеб журналиста
Фото: Кадр из фильма

Американские печеньки — хлеб журналиста

5 февраля 2016 09:51 / Общество / Теги: кино, Франция / Города: Париж

Почему французский фильм «Украина. Маски революции» вызвал такой скандал.

В Париже его обсуждают меньше, чем в Москве. Фильм называется «Украина. Маски революции», и вышел он на Canal+ в рамках программы Special Investigation в понедельник вечером, 1 февраля. Автор фильма Поль Морейра в течение 51 минуты объясняет зрителю причинно-следственную связь: вашингтонские «печеньки» — украинские националисты — Майдан — кровь и разруха — вашингтонские «печеньки»… В центре фильма — трагедия в одесском Доме профсоюзов.

Первые кадры: Майдан, вдохновенные лица людей. Журналист Морейра рассказывает, что, как и многие, «наблюдал за Майданом по телевизору» и «испытывал симпатию к людям», которые хотели перемен. «Но одна картинка меня фраппировала: американский дипломат (Виктория Нуланд. — Ю.С.), раздающая булочки на Майдане».

Второй деталью, неприятно поразившей Морейру, стали нашивки националистических движений на рукавах некоторых участников протеста.

И вот спустя примерно полтора года журналист оперативно выезжает на Украину, чтобы разобраться с впечатлениями, которые фраппировали его еще на Майдане, по телевизору.

Критика фильма

Перед выходом кино украинское посольство в Париже обратилось к руководству Canal+ с просьбой снять «Маски революции» с эфира. Впрочем, украинского посла, которого главред популярного французского сайта causeur.fr Марк Коэн обвинил в «позорной попытке цензуры», можно попытаться понять. Все-таки на Canal+ практиковались случаи, когда фильм убирали из сетки.

Первым из коллег, раскритиковавших работу Морейры, стал Бенуа Виткин («Монд»). Бенуа видел своими глазами и Майдан, и войну на Донбассе. «Правый сектор», «Азов», «Свобода»… «Морейра делает из этих ультраправых групп творцов революции… — написал Виткин. — Он делает из них новых хозяев украинской улицы, которые скоро трансформируются — непонятно почему — в тяжеловооруженное ополчение. Морейра ведет нас «в ангар, где изготавливают новое поколение танков»…»

 

Бронированные аргументы

Морейра нашел батальон «Азов» на заброшенном заводе на окраине Киева, показал танк Т-64, на конструкцию которого пытаются наварить бронированные листы, чтобы превратить его во что-то вроде БМП, назвал его «танком нового поколения» и еще раз поразился: «Это шок — открыть, что сегодня <…> в самом сердце Европы вооруженные банды ультраправых создали тяжеловооруженные коммандос».

Журналист, кажется, так шокирован экстремистами, что показывает всех, кого смог заснять.

А там, где не хватает своих съемок, Морейра использует «кадры из интернета». Разоблачая националистов из батальона «Азов», он показывает фото каких-то людей, то зигующих, то держащих портрет Гитлера. Закадровый текст: «Большинство фото были, вероятно, выложены в интернет их врагами из российской пропаганды, но они (фото) кажутся аутентичными».

Автор возмущается: почему украинское руководство до сих пор позволяет полулегальным вооруженным формированиям брать на себя роль государства. И почему до сих пор не нашли и не привлекли ответственных за трагедию в Доме профсоюзов в Одессе.

Я возмущаюсь вместе с автором.

Только одного не могу понять: при чем здесь Америка?

Даже содержание самого этого фильма никак не диктует такого сценарного хода.

 

Кровавые печеньки (краткое содержание фильма)

Итак, сначала автор показывает кадры с Майдана, в том числе Викторию Нуланд, которая купила пакет бутербродов и пытается предложить их митингующим. Потом Морейра дает кадры блокирования дороги в Крым вооруженными людьми «Правого сектора» (эта организация запрещена в России. — Ред.); мимоходом рассказывает, что после революции население Крыма массово проголосовало на референдуме за присоединение к России и«Крым отныне российская территория» (при этом ничего не рассказывает про «вежливых людей»).

Потом снова кадры с Майдана, показывает Порошенко и Яценюка, «ветеранов украинской политики». Морейра спрашивает, что же изменилось после революции, и отвечает: «Они порвали связи с россиянами и повернулись к американцам».

Потом автор показывает портреты «Небесной сотни» в центре Киева, мимоходом замечая, что большинство из погибших были из «военизированных формирований» (читай: ультраправых).

Потом двадцать минут демонстрирует людей из «Правого сектора» и «Азова». Объясняет, что ультраправые боевики были нужны украинскому руководству, так как армия была слаба.

Потом следует рассказ о трагедии в Одессе. Морейра демонстрирует две стороны конфликта: с одной — пророссийские активисты в масках и с оружием, а вместе с ними старики и молодежь из компартии, а с другой — украинские националисты и фанаты. Тоже вооружены. Пророссийские активисты начинают строить баррикады и пытаются захватить административное здание, взбешенные националисты, которые не хотят, чтобы Одесса тоже перешла под российский контроль, поджигают Дом профсоюзов…

«Вернемся в Киев», — приглашает автор и дает портрет третьей националистической силы, партии «Свобода». Вот кадр, где Олег Тягнибок стоит рядом с Маккейном, потом еще один — он жмет руку Джо Байдену. Потом стоит рядом с Викторией Нуланд.

Следом идет кусок из интервью с украинским министром экономики (теперь уже бывшим) Абромавичусом, который в ответ на замечание о том, что «ультраправые вооружены», просит «не преувеличивать» и говорит, что «99,99% времени Украина, за исключением восточной ее части, живет нормальной жизнью».

Снова кадры Нуланд с «булочками» на Майдане: «Могла ли она не знать о присутствии националистов? Или просто отводила взгляд?»

«Хотел спросить Викторию Нуланд, знала ли она о присутствии ультраправых, — признался Морейра, — но в этот день в Киеве (в ходе 12-й конференции «Ялтинской европейской стратегии», которая прошла в сентябре 2015. — Ред.) она не давала интервью». Ну ничего, журналист дал отрывок заседания парламентской комиссии, где Дана Рорабахер, которого называют «апологетом» Путина в Конгрессе, в мае 2014 года задает Нуланд этот же вопрос. Она отвечает, что на Майдане «были все цвета украинского общества», включая «этих ужасных людей». Конгрессмен: «Значит, ответ: да». После этого кадра Морейра сразу дает финальный: Нуланд на Майдане с «булочками».

Ну и, наконец, вывод для тех, кто еще не понял: «Соединенные Штаты изо всех сил хотели смены режима в Киеве. Без спецподразделений ультраправых это было бы невозможно…»

Маски сброшены.

Один из российских государственных телеканалов собирается фильм купить. В российском прокате предлагаю назвать картину «Кровавые печеньки Виктории Нуланд»: во-первых, потому что на печеньках держится вся доказательная база, а во-вторых, фильм с названием «Киев. Маски революции» уже выходил в феврале 2014 года на канале Russia Today.

P.S. 3 февраля «открытое письмо Полю Морейра» написали 18 французских журналистов, работавших на Украине. Они указали ему на плохое знание этой страны, обвинили в «серии фактических ошибок», «в монтажных манипуляциях».

«Многие из нас смотрели все фильмы Поля Морейры», и они «порой оправдывали наше предназначение, — пишут журналисты. — Вот почему так удивительно видеть, что в украинском вопросе он поддался такой опасной умственной лени». «Гибридная война на Донбассе, жертвами которой с апреля 2014-го стали около 10 тысяч человек, объясняет практически все явления, описанные Полем Морейра». Ответ самого автора на критику читайте на сайте «Новой».


ПОД ТЕКСТ

Что такое Canal+

Фильм показан на телеканале, которым с начала прошлого года руководит миллиардер Венсенн Боллоре, владелец группы Vivendi. После прихода Боллоре произошло несколько скандалов, связанных с вмешательством патрона в редакционную политику. Это сильно сказалось на популярности канала, который когда-то создавался как дерзкая альтернатива конформистскому телевидению.

Летом, как сообщали СМИ, Боллоре запретил показывать расследование об уходе французского бизнеса от налогов, так как фильм задевал его друга, патрона банка Credit Mutuel. Вскоре была «переформатирована» до неузнаваемости одна из самых популярных программ французского телевидения Les Guignols de l’info (куклы). Как утверждали многие СМИ, Боллоре хотел вообще закрыть программу, чтобы оказать услугу своему другу Николя Саркози. Дружба между двумя мужчинами настолько сильна, что в 2007-м, через несколько дней после избрания на пост президента, Саркози отправился отдыхать на яхте Боллоре.

Недавно обострилась и дружеская тяга Саркози к Владимиру Путину. Саркози говорит о законности присоединения Крыма, о необходимости снятия санкций и о том, что Франция в своей международной политике не должна идти на поводу у США.


Источник «Новая газета»

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.