«Мечтаю жить и не бояться»
Фото: Анастасия Гавриленко

«Мечтаю жить и не бояться»

Две честные истории о тех, кого не хочет принять наше общество
30 июня 2020 17:08 / Общество / Теги: Латвия, лгбт

До сих пор среди всех стран ЕС Латвия находится внизу рейтинга, который показывает отношение общества к представителям нетрадиционной сексуальной ориентации и занимает предпоследнее, 26-е место, уступая Польше. Наши соседи из Эстонии более толерантны — они занимают 17-ю позицию, а Литва — 22-ю.

Материал портала Chayka.lv

В Литве уже признают однополые браки, которые заключили за границей. В свою очередь, в Латвии до сих пор борются за возможность легально регистрировать однополые партнёрские отношения. Для этого даже составили петицию, ознакомиться с которой и поставить при желании свою подпись можно здесь.

«Чайка» не агитирует читателей ставить или не ставить свои подписи, но мы поговорили с теми, кого лично затронула тема непринятия. Молодые люди рассказали свои истории, но попросили скрыть их имена, поэтому мы условно назвали героев X (девушка) и Y (парень).

История Х: «Я благодарна судьбе за то, что у меня есть поддержка со стороны семьи»

Я выросла в самой обычной семье, разве что родители развелись, когда мне было пять лет, но после мама жила в гражданском браке с отчимом. Он был замечательный, работал в автосервисе, и я часто проводила свободное время у него на работе, внимательно наблюдая за тем, что он делает, и даже подавая ему инструменты. А ещё всегда всей семьёй мы ездили на рыбалку. Отчим умер, когда мне было 14. И мы остались вчетвером — я, мама и две младшие сестры (4 и 7 лет).

Может быть, подсознательно я чувствовала свой долг — быть надёжным плечом для мамы… Ведь выросла в абсолютной любви, не была обделена вниманием. И чувствовала, что маме нужна поддержка.

Отсутствие парня не волновало меня так, как моих сверстниц. В течение учебного года я поддерживала свой уровень середнячка в школе, присматривала за сёстрами и домом, пока мама работала на двух работах. С одноклассниками мы общались, но тесно не дружили. Но однажды поймала себя на мысли: «А не странно ли то, что я не переживаю об отношениях, не хочу романтики?».

В 16 лет я решила попробовать гулять с парнем. Не так, как с пацанами, с которыми лазила по стройкам и обсуждала машины и девчонок. Я знала, кому в компании нравлюсь, и решила, что это очень удобно и надёжно. Он был немного старше. Мы начали встречаться, ходили гулять вдвоём, я заходила к нему в гости. Я думала, что моё сердце должно остановиться во время первого поцелуя, но на самом деле, это было так просто… как зевнуть!

Так же было и с первым опытом. Я не боялась, не волновалась, и, в отличие от одногодок, не чувствовала своего особенного статуса женщины, хотя старалась всячески это подчеркнуть — стильно одеваясь, научившись делать себе макияж и даже порой балансируя на каблуках.

Всё стало ясно, когда парень мне изменил. Я не почувствовала обиды и даже не была расстроена, хотя провстречались мы два года. Но я стала следить за его новой девушкой!  Я рассматривала её фото в соц.сетях, искала общих знакомых и искала информацию о ней и её интересах. Даже выяснила, где она живёт. Но это было не такое любопытство, из рода «на кого меня променяли», нет. Я поняла, что с такой девушкой сама бы погуляла, осталась наедине, даже обняла бы. Мне стало страшно

Рисунок: Анастасия Гавриленко

Тогда я испугалась и подавила в себе это. Всё поменялось, когда после 12-го класса переехала в Ригу (сами мы из провинции). Я сразу пошла работать, не заканчивала вузов. Здесь познакомилась с девушкой, влюбилась. И поняла, что это взаимно. Но даже тогда я не ощущала радости влюблённости, потому что боялась осуждения.

Так прошло ещё 6 лет. И все эти годы, вплоть до 25-ти, я отшучивалась на вопросы «когда замуж», «сколько женихов отвергла» и тому подобное. И на работе никто не знал и не знает до сих пор. Хотя коллектив у нас весьма разношёрстный, я понимаю — не все это одобрят.

Когда я решилась рассказать маме, она не была удивлена и спокойно отреагировала. Она призналась, что тешила надежду, но, учитывая количество наших общих фото с подругой в соцсетях и то, что мы уже столько лет снимаем жильё вдвоём, всё понятно. Знаете, в тот момент огромный моральный груз спал с моих плеч. Стало всё равно, как отреагируют на работе, стало плевать на комментарии хейтеров в Интернете, ведь самые близкие от меня не отвернулись! С того момента прошло ещё два года.

Сказать, что я хочу расписаться в загсе? Нет, не хочу. Для меня это — не проблема. Более всего меня беспокоит давление, которому подвергаются такие люди, как я. Я чувствую, что должна излишне контролировать, даже подстраивать своё поведение под общепринятые клише. И это не вопрос этикета. Иногда мне кажется, что сейчас я более закомплексована, чем в подростковые годы, а ведь мне 27! И почему какой-то алкаш может в 12 ночи кричать о том, что жизнь прекрасна, и его никто не осудит, а я должна чувствовать вину за то, что в общественном месте взяла девушку за руку? 

Я благодарна судьбе за то, что у меня есть поддержка со стороны семьи. Даже если это просто принятие. Моей девушке повезло меньше — родители оборвали с ней связь и единственный человек, с кем она поддерживает контакт — её бабушка. Я желаю всем быть в том обществе, где вас поймут и не осудят!

История Y: «Мечтаю жить в обществе, где ты можешь быть собой и не бояться этого»

Я вырос в полной семье — мама, отец и младшая сестра. Но отец не был слишком заинтересован в нашей, детской, жизни. Он предпочитал пиво и телевизор после долгого рабочего дня. Иногда я думаю, что моя мама обладала большим мужеством, чем он, потому что находила силы не только работать, но и проводить время с нами, и делать всю работу по хозяйству.

Мы с сестрой погодки, и интересы у нас были схожие всегда. Мы вместе смотрели одни и те же мультфильмы, вместе играли во дворе. Нет, я не играл с её куклами, но читал её книги — сказки для девочек. И воображение работало всегда на женские образы.

И в моём творчестве это тоже отразилось — я писал женские портреты. Рисовал их в подростковом возрасте. Близких друзей у меня не было никогда. Зато подруги сестры были частыми собеседницами. В средней школе я точно знал, кто из них в меня влюблён. И почти всем написал портреты.

Я очень благодарен сестре, которая всегда знала о том, какой я, и никогда не упрекала и не подшучивала над этим. Более того — не выдавала меня, когда её подруги просили устроить встречу.

Я не закончил художественную академию, куда поступал, но может, оно и к лучшему. Владение компьютером и креативное мышление помогли найти лучшую работу, чем писать картины в переходах. Однако, даже в коллективе айтишников я не чувствую себя свободным.

Как я понял что мне нравятся парни? Ещё во время школы, в спортзале мне было неловко в мужской раздевалке. А ещё всегда волей-неволей смотрел на тех, у кого широкий плечевой пояс и мощные бицепсы. И это не от зависти, потому что сам тощий, скорее, это — восхищение. 

Рисунок: Анастасия Гавриленко

Со своим первым молодым человеком я познакомился на сайте. Всё было хорошо, мы встречались полтора года, а потом расстались. По моей инициативе. Потому что я решил поделиться с родителями. Хотя долго не мог решиться и продумывал свой монолог от начала и до конца.

Когда я признался в своей гомосексуальности, мама заплакала, а отец молча вышел из комнаты. Я чувствовал себя виноватым, чувствовал себя неправильным ребёнком. Хотя давно уже не ребёнок.

После признания с родителями мы не общались около двух месяцев. С отцом мы не общаемся до сих пор, а мама позвонила, и мы спокойно обсудили вопросы здоровья. Как медик, она переживает, чтобы у меня не было инфекций, передающихся половым путём, и, элементарно, геморроя.

Сейчас я одинок и нахожусь в активном поиске. В прошлом году ездил на прайд в Литву и понял, что ощущение там совершенно иное, не такое, как в Латвии. Здесь я чувствую постоянный стыд. У меня есть психотерапевт, с которым мы разбираем эту проблему. Но я мечтаю жить в обществе, где ты можешь быть тем, кем являешься и не бояться этого!

От редакции

Недавно на экранах Латвийского телевидения появился документальный фильм «Tu neesi viens» («Ты не один»), рассказывающий о положении сексуальных меньшинств в Латвии. В съёмках приняли участие такие известные люди как Саманта ТинаАмината, Каспарс Блумс-Блуманис (Kašers). Также фильм поддержала консалтинговая компания Accenture. Цель фильма — в очередной раз рассказать обществу о том, что в мире есть люди с различными сексуальными ориентациями, рассказать о  проблемах, с которыми сталкиваются молодёжь и дети школьного возраста. Фильм обращён и к родителям и рассказывает о том, куда обращаться за помощью. Посмотреть фильм можно здесь.

А обратиться за помощью и поддержкой можно в ассоциацию ЛГБТ в Латвии Mozaīka.

 

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.