«Когда доходы падают до нуля, начинаешь думать, как зарабатывать на инфраструктуре»
Фото: Директор Вильнюсского аэропорта Дайнюс Чюплис

«Когда доходы падают до нуля, начинаешь думать, как зарабатывать на инфраструктуре»

Интервью с директором Вильнюсского аэропорта Дайнюсом Чюплисом: об авиации во время карантина, кино на взлетной полосе и о том, что все наладится
22 мая 2020 15:11 / Общество / Теги: авиация, аэропорт, Вильнюс, карантин / Города: Вильнюс

В середине марта Литва ввела жесткий карантин, закрыв границы. Основная часть пассажирских рейсов в аэропортах страны была прекращена — в том числе в Вильнюсе. Только спустя два месяца вильнюсский аэропорт понемногу оживает: открылись рейсы во Франкфурт и Ригу, с 25 мая появятся самолеты в Таллин и в Норвегию. Во время карантина Вильнюсский аэропорт даже попал на страницы СМИ с мировым именем — когда были запрещены массовые мероприятия, аэропорт превратился в кинотеатр, где смотреть фильмы можно не выходя из автомобиля.

Директор Вильнюсского аэропорта Дайнюс Чюплис рассказал «Новой газете — Балтия» о работе во время карантина, мерах безопасности и о том, когда все наладится.

Карантин был введен с 16 марта: закрылись границы, соответственно, и большая часть рейсов. Как выглядела работа во время жесткого карантина?

Аэропорт никогда не был закрыт. У нас продолжались грузовые рейсы, были репатриационные рейсы, возвращающие наших граждан в Литву. Было закрытие терминала — чтобы люди не ходили без особой необходимости. Это были меры безопасности, и только. А мы работали, как и всегда. Снижение количества рейсов было, конечно. Не было регулярных полетов, потому что каждая страна решала отдельно. Литва тоже в рамках мер борьбы с коронавирусом закрыла границы. Регулярные полеты сократились до нуля. Только сейчас, спустя два месяца, у нас уже есть первые полеты.

Как коронавирус повлиял на ваших работников? Пришлось ли кого-то уволить или отправить на простой?

Мы никого не увольняли. Инфраструктура аэропорта требует постоянного присмотра. Если простому человеку кажется, что аэропорт закрыт — это не совсем так. Как я и сказал, есть грузовые полеты, есть экстренные полеты, в любой момент какому-либо самолету может потребоваться немедленная посадка. У нас часть работников на простое, но и этот простой частичный. Уже с 1 июня все наши работники вернутся из простоя и операции начнут выполняться в нормальном режиме.

Сложно ли исполнить все меры предосторожности в связи с коронавирусом?

Мы сами хотим, чтобы наш аэропорт был безопасным. Есть рекомендации правительства — например, измерять температуру, носить маски. В то же время мы как аэропорт сами прекрасно понимаем, что перед началом полетов мы должны обеспечить безопасность. Внутренним решением мы приняли ряд мер — обязательный контроль температуры, все посетители должны иметь маску, должны быть пункты дезинфекции рук, автоматы, где можно купить маски, должна соблюдаться социальная дистанция. Мы наклеили на каждый второй стул в залах ожидания метки с запретом садиться, разметили полы, оборудовали специальные защитные щиты на паспортном контроле. Если даже внутри страны ограничительные меры в связи с коронавирусом ослаблены, мы смотрим на рекомендации Международной ассоциации аэропортов — какие там рекомендации. Для организации полетов нужно смотреть не только на свою страну, но и на страну назначения. Если там меры серьезные, а у нас нет мер никаких, конечно, такой полет не будет происходить. Это всегда должен быть баланс.

Обеспечить выполнение всех мер безопасности — это дорого?

Безопасность всегда стоит дорого. Проблемы скорее могли бы возникнуть со снабжением, как и везде в мире. Это дорого в том числе и из-за рынка — средства безопасности во время пандемии подорожали, и не только в Литве. Если простая маска когда-то стоила условно 3 цента, стала стоить 60 центов. Аэропорту меры безопасности обошлись более чем в 100 тысяч евро на месяц.

В социальных сетях больше всего недоумения вызывает правило, по которому людям с повышенной температурой отказывают в полете. Как это работает в Литве?

Если ты хочешь уехать и у тебя температура выше 37,3, ты просто не попадешь в терминал. В аэропорту сейчас всегда присутствует специалист национального центра общественного здоровья. Он консультирует людей с повышенной температурой. Если пассажир сам отказывается от полета при повышенной температуре, это одно дело. Но правило очень простое — если у тебя 37,3 или выше — мы тебя не пропускаем. Эта мера даже не про безопасность этого человека с температурой — это в первую очередь о других пассажирах, которые будут лететь вместе с ним. Такой инцидент может даже стать причиной отмены полета.

Если же температура зафиксирована у человека, который прилетел в Литву, мы его передаем специалисту национального центра общественного здоровья. Человеку проведут консультацию, проверят температуру и на другие симптомы. При необходимости вызовут скорую помощь и отправят его для дальнейшего лечения.

Эти меры касаются работников аэропорта?

Есть указ, и мы ежедневно измеряем температуру нашим работникам. За это отвечает непосредственный начальник работника. У нас есть контрольно-пропускные пункты для персонала, там у каждого проверяют температуру — не только у работников аэропорта, но и у всех, кто работает в стерильной зоне.

Во время карантина в Литву все еще прилетали самолеты из некоторых стран — например, БЕЛАВИА, хотя в Беларуси до сих пор не вводили карантин. Почему так происходило?

И не только БЕЛАВИА. Это было скорее по инерции. В то время не были запрещены полеты, и каждая авиакомпания сама решала, лететь или не лететь. Если внутри страны принимается решение о слишком высоких рисках и приостановке полетов, авиалинии этой страны не летают. БЕЛАВИА до последнего летала в Эстонию, например, — пока Эстония не запретила впускать эти самолеты. Да, БЕЛАВИА летала в Литву, но они проходили очень сложный процесс. Люди ждали по три часа, чтобы пройти границу, измерить температуру, заполнить все формы. Если на борту был хоть один человек с температурой, нужно было дезинфицировать весь самолет. Если для управляющего персонала БЕЛАВИИ это было нормально, если это им подходило, то они летели.

Сейчас МИД Литвы готовит документ, где страны распределены по уровню риска в связи с коронавирусом. Есть страны малого риска, высокого риска. Это делается индивидуально для каждой страны. Если в какой-то стране условно говорят «ешь морковь — будешь здоровый», то что тут можно сказать. При этом в Норвегии, Финляндии, Австрии, Дании с коронавирусом неплохо справляются и это хорошие новости, чтобы что-то начинать восстанавливать в области полетов.

О хороших новостях. Вильнюсский аэропорт попал на страницы СМИ по всему миру из-за идеи аэрокинотеатра, который заработал во время карантина и где люди могут смотреть кино, не выходя из автомобиля. Расскажите об этом проекте?

Когда доходы падают до нуля, начинаешь думать, как зарабатывать на инфраструктуре. А если можно не только заработать деньги, но и сделать что-то хорошее для общества, то вообще отлично. Идея кинотеатра в аэропорту пришла от наших друзей — фестиваля Kinopavasaris. Это сработало.

Фото: Vilnius Airport

Аэропорт Вильнюса прославился?

У нас и так уже было немножко славы. С елкой из запрещенных к проносу на борт вещей мы точно прославились. Вчера мы достигли важной отметки — кино в аэропорту посетил десятитысячный любитель кино. Фестиваль будет продолжаться до конца мая. Так что кино в аэропорту оказалось очень успешной идеей. В некотором смысле будет жалко, когда карантин закончится. С другой стороны, конец карантина начнет новый этап и для аэропорта, и для жителей Литвы.

Сейчас мы часто слышим о том, что восстановление после карантина будет долгим, а так, как было, уже не будет никогда. В сфере авиации — будет ли все как прежде, и если да, то когда?

Точно будет. В мире было много всяких проблем, но мир всегда становился на ноги и даже становился сильнее. Я уверен, что и в этот раз будет так же. Может, не так скоро, но восстановление точно произойдет. В этом году ожидается около 60% сокращения пассажиров самолетов по всему миру. А вот в 2021 году я думаю, что мы придем к тем же числам, которые были до кризиса. Тенденции вообще показывают, что через каждые 10-15 лет число пассажиров самолетов удваивается.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.