Долгая дорога домой из Индии
Фото: Галина Щетина (фото из личного архива)

Долгая дорога домой из Индии

14 апреля 2020 18:05 / Общество / Теги: Индия, коронавирус, Латвия

Пять тысяч километров, пересечение четырех границ и полная неизвестность — все это теперь факт биографии Марии Наумовой, звезды латвийской эстрады и победительницы «Евровидения» 2002 года. О том, как 15 латвийцев возвращались из индийского Ришикеша в родную Латвию, рассказали «Новой газете — Балтия» Мария и ее подруга, предпринимательница, член правления компании SIA Ekspobalt Галина Щетина.

«На специальном рейсе Дели-Хельсинки, организованном скандинавскими странами, благодаря усилиям нашего посла в Индии и его чудной помощницы, мы всей семьей смогли вернуться домой, — сообщила Мария по прилету из Индии. — Эта дорога домой навсегда останется в памяти как уникальное событие. Сначала мы промчались 300 км на высокой скорости по совершенно пустой Индии, а затем проехали по абсолютно безлюдному Дели. Наш рейс был единственным рейсом, вылетающим из огромного аэропорта Дели, и все люди, без исключения, соблюдали правила —были в масках, находились друг от друга на определенном расстоянии, дезинфицировали руки...Невероятно, но факт! В любом случае, мы дома, и это чувство сложно передать словами... Везде хорошо, а дома лучше!»

А вот весьма подробно о пути домой рассказала предпринимательница Галина Щетина, которая также была в том путешествии в Индию и обратно:

«Введение внезапного жесткого карантина в Индии для всех оказалось полной неожиданностью. Не секрет, что Индия крайне далека от соблюдения санитарных норм — повсеместные мусорные завалы и бытовая антисанитария создают благодатную среду для размножения разнообразной микроорганизмов. В стране, где в наличии гепатит, тиф, дифтерия, оспа, реакция индийских властей на появление очередного ОРВИ-вируса застала всех врасплох.

На момент введения карантина мы и Маша Наумова с семьей находились в индийском городе Ришикеш. Одномоменто, минимум на 24 дня, закрылось практически все — прекратилось движение всех пассажирских транспортных средств, от самолетов-поездов до такси и авторикш. Мы оказались в информационном вакууме и непонятной языковой среде. Нас никто ни о чем не информировал, никакой официальной информации мы не получали, что нам можно и что нельзя делать. Информация приходила разными окольными путями, оказалось, мы не имеем права выходить из гостиницы, кроме периода с 7 до 10 утра и только до ближайшей продуктовой лавки или аптеки. За нарушение — 6 месяцев тюрьмы или денежный штраф. За соблюдением бдительно следила полиция, экипированная оружием и длинными палками, которые они легко пускали в ход.

Сообщение от авиакомпании об отмене нашего обратного рейса 17 апреля мы получили 30 марта, и стало очевидно, что ситуация становится еще и непрогнозируемой по срокам ее реального окончания. Также стало понятно, что последний репатриационный рейс на Ригу из Франкфурта заявлен тоже на 30 марта, и улетит он точно уже без нас. Мы обратились в латвийский МИД и с нами связалась Анна Валтере из Посольства Латвии в Индии. Когда за 3 дня до вылета объявили об эвакуационном рейсе Дели-Хельсинки, который организовывали скандинавские страны для вывоза из Индии своих граждан, Анна сообщила, что там оставалось еще несколько свободных мест и дальше из Финляндии мы сможем попасть в Латвию через Эстонию.

Мы чудом попали на этот рейс, поскольку система вначале показала мне, что все билеты уже проданы. За день до вылета я решила на всякий случай зайти на сайт Finnair еще раз и о, чудо — система-таки дала возможность купить 2 билета за 494 евро каждый. Замечу, что билет в обычное время на полный маршрут Дели-Хельсинки-Рига той же авиакомпанией можно найти за 211 евро…

Оставалось разгадать квест под названием «как попасть из Ришикеша в аэропорт Дели», когда ничего не ездит и выходить запрещено. Замечу, что дорога от Ришикеша до Дели занимает порядка шести часов. Анна прислала нам сопроводительное письмо от посольства, посольство дало нам контакты человека в Ришикеше, который мог помочь организовать такси. Оказалось, что письма от посольства недостаточно, посольство также должно заявлять в министерство иностранных дел Индии номер, имя-фамилию и телефон водителя, который нас повезет. Чудом мы успели найти, договориться, получить и прислать требуемые данные до конца рабочего дня.

Но и этого оказалось недостаточно. Помимо таких «мелочей», как необходимость найти в вымершем городе, где же все это распечатать, оказалось, что на основании полученных бумаг нужно еще оформлять и отдельное разрешение на передвижение в местном полицейском участке, и отдельное разрешение в местном муниципалитете. На часах уже 8 вечера, мы на расстоянии минимум шести часов до аэропорта, и вылет самолета завтра утром. В полицейском участке нам выдали бланки для заполнения под свои разрешения и любезно сообщили, что муниципалитет сегодня уже закрыт.

Выйдя из полицейского участка, мы увидели подъехавший к участку мотоцикл и услышали русскую речь. Обратились к ребятам, стало понятно, что они граждане Германии и им надо попасть на тот же заветный рейс, что и нам. Услышав, что нам туда же, сказали, что они еле нашли ответственное лицо из муниципалитета, он уже отдыхал и чтобы мы быстро ехали к нему в такую-то гостиницу. Втроем на одном мотоцикле, без шлемов, мы понеслись на заветный адрес.

Гостиница оказалась за забором. Входа видно не было. Пришлось вспомнить озорную юность и перемахнуть через забор. Ответственное лицо встретило нас босиком в номере отеля и на коленке от руки выписало требуемую справку. Оставалось перемахнуть обратно через забор, доехать обратно на мотоцикле втроем до гостиницы — и путь домой можно считать открытым!

Однако, путь из Ришикеша до аэропорта Дели оказался полон неприятных сюрпризов, несмотря на имевшиеся на руках все возможные разрешительные документы от кого только можно. Каждый из массы полицейских блок-постов у заградительных заслонов требовал и проверял разные документы, задавал разные вопросы — было понятно, что не даны четкие инструкции на счет движения подобного транспорта, и это раскрывает простор для беспередела и вседоздоленности.

На одном из блок-постов нас категорически отказались пропускать дальше! Никакие документы, доводы и аргументы не помогали. В ответ мы слышали «not allowed» и «no permission» (не разрешено, нет разрешения), крики полицейских на хинди и угрозы нашему водителю. Смотреть в наши документы полицейские отказывались. На часах полвторого ночи. Ночной звонок в латвийское посольство тоже ничего не дал —полицейские отказались разговаривать по телефону. На этой заставе мы проторчали час. Наш самолет призрачно таял вдали… Я стояла уже без сил, когда ко мне подошел один из полицейских и начал объяснять, что у нас есть разрешения, а у нашего таксиста нет.. Я устало показала ему среди документов перечень транспорта, заверенный их министерством иностранных дел, куда внесен был номер нашего такси, имя-фамилия и телефон водителя. Он подсветил фонариком от телефона, подозвал кого-то из коллег, они взяли эту бумагу, пошли к толпе полицейских, о чем-то там кричали и сказали  «проезжайте». Напоследок попросили со мной селфи….

Приехав в аэропорт Дели, мы увидели, что огромный аэропорт закрыт, свет выключен. К закрытому входу подтягивались пассажиры только нашего эвакуационного рейса, он единственный вылетал в этот день. Наконец, один вход открыли и пассажиров стали запускать внутрь, предварительно проверяя каждого по списку и измеряя каждому температуру. Внутри огромного аэропорта мы прошли процедуры сканирования и сдачи багажа, регистрации, проверки ручной клади и разместились в зале ожидания. Все магазины и кафе в аэропорту были закрыты, открыли одно кафе с кофе-чаем и минимальным выбором булочек, куда сразу же выстроилась длиннющая очередь. Я пыталась хоть чуть-чуть подремать в кресле после бессонной ночи в такси.

Фото из личного архива М.Наумовой и Г.Щетиной.

Наконец, долгожданная посадка и 7,5-часовой перелет до Хельсинки. По прилету нас ожидал приятный сюрприз от правительства Финляндии: чтобы ограничить передвижение по Финляндии, всем прилетевшим предоставлялось бесплатное такси, которое и отвезло нас в порт. Следующий паром до Таллинна отплывал в 22:30, ждать предстояло «всего-то» 6 часов в здании порта, где кроме стойки регистрации также не работало ничего. Делились и доедали то, что прихватили с собой.

Паром Хельсинки-Таллинн помню слабо, поскольку от усталости упала на первую попавшуюся скамейку и закрыла глаза… В 0:30 были в Таллинне. Эстония пропускала дальше только по предъявлении билета на транспорт в свою страну — у нас был куплен автобус от порта до границы с Латвией по 50 евро с человека.

Глубокой ночью нас высадили на границе. Преодолевать немаленькое расстояние между пограничными постами пришлось пешком в ураганный ветер, дождь и +3.. У многих людей не было теплой одежды, каждый намотал на себя все, что нашел, некоторые шли в шортах… На латвийской границе ждал другой автобус, за некоторыми приехали на машинах. Нам всучили улетающие на ветру листки с правилами нашего дальнейшего перемещения и предписание отправиться в самоизоляцию на ближайшие 14 дней… Получив гарантированный бронхит при пересечении эстонско-латвийской границы, эти ближайшие 14 дней самоизоляции проведу теперь в постели. Лечение и «диагноз» для нас также теперь по телефону…».

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.