В ловушке над Одером
Фото: иллюстративное фото

В ловушке над Одером

Двое жителей Латвии рассказывают, как выбирались домой из закрытой Польши
21 марта 2020 09:17 / Общество / Теги: граница, коронавирус, Латвия, Польша

В ночь на понедельник несколько сотен машин застряли на внезапно закрытой немецко-польской границе. Жители Литвы, Латвии и Эстонии, решившие вернуться домой по призыву МИД своих стран на автомобилях, вынуждены были добираться в объезд Польши. Мы поговорили с двумя латвийцами из этой прославившейся очереди о том, как их встречали по дороге и по прибытию на родину.

Переговоры балтийских министров иностранных дел с польским правительством длились все воскресенье и поначалу обещали успех. Репатриантов попросили зарегистрироваться в МИД для формирования конвоя и следовать к погранпереходу во Франкфурте-на-Одере. Однако ближе к полуночи стало ясно, что поляки нарушили слово и категорически не пропускают на свою территорию иностранные легковые автомобили. Люди, проведшие в пути несколько бессонных суток, едва не устроили на границе бунт. Только усилиями литовской стороны ситуацию удалось разрулить. Польские власти поддались на уговоры и согласились пропустить автобусы и микроавтобусы, на которые было предложено пересесть пассажирам автомобилей. Всего Польшу в литовском направлении пересекли 6 конвоев, которыми добрались до дома около 400 человек. Кроме того, им рекомендовали поезд Литовских железных дорог, следовавший сквозь Польшу по маршруту Франкфурт-на-Одере – Каунас без остановок.

Водители на машинах разъехались по немецким портам ожидать паромов. Первый паром, отправленный Литвой, отчалил из Засница в Клайпеду во вторник незадолго до полуночи, взяв на борт 99 автомобилей и 137 пассажиров. Второй, Romantika компании Tallink, организованный эстонским МИД, отбывший из Засница в среду, пришел в Ригу в четверг вечером. На его борту прибыло 472 пассажира и 152 машины. Его встретила команда медиков в защитных костюмах и полицейские. Пассажиры первого, клайпедского судна, были встречены на родине без особой помпы.

Алексей, работавший во Франции, отправился на родину в ночь на воскресенье с тремя коллегами из Латвии, потому что узнал, что Германия тоже закрывает границы. «У нас уже были зарезервированы билеты на паром из Киля в Клайпеду, — рассказывает он, — Но латвийский консульский отдел попросил зарегистрироваться всех латвийцев, которые застряли в Европе. Мы зарегистрировались и получили ответ на е-мейл, что нам следует двигаться на Франкфурт-на-Одере. Мы решили, что раз государственная организация дает нам такое указание, нам нужно отказаться от билетов на паром и ехать на эту границу. Потому что если что-то не так пойдет с паромом, предположим, отменят его, или нас не пустят в Клайпеду, потом, когда мы начнем звонить в консульство и говорить, что, мол, выручите нас, нам скажут — а какого черта вы не ехали на границу, как вам было предписано».

Строитель Игорь вез домой из Бельгии в Ригу двоих своих коллег, которых дома ждали семьи. Он спешил сделать это до закрытия границ. «Мы приехали на границу в ночь на воскресение, —рассказывает он, — попали в очередь из литовцев, эстонцев и латышей, и даже несколько машин из России было. Отстояли до границы, и там нас развернули. Сказали: граница закрыта, возвращайтесь в Германию. Мы заполнили документы, которые просила Латвия для формирования колонны, и поехали в обратном направлении. По дороге везде, по двое-трое, на заправках и стоянках стояли водители с машинами, которые тоже не знали, что делать. Собрались вместе в «кармашке» на заправке для фур и ждали информации от Латвии, звонили постоянно, но там сказали, что информации нет. Обещали колонну то в двенадцать, то в два, то в шесть. В итоге мы не дождались и поехали все вместе к границе. Пограничники нас опять  развернули в Германию, сказали, что польская сторона о колонне ничего не знает. После этого границу заблокировали. Приехал с польской стороны какой-то человек, попросил, чтобы мы пропустили фуры, потому что они везут продовольствие, и обещали в шесть часов дать информацию».

Однако в назначенное время информации не было, говорит Игорь, и стоящие в очереди намертво перекрыли дорогу автомобилями и толпой. «Чтобы никто не проезжал, в том числе и поляки, чтобы дать им почувствовать, каково это, когда ты не можешь вернуться домой», — объяснил Алексей.

К вечеру, когда село солнце, на польской стороне появился отряд спецназа. Затем приехал литовский консул в Германии, предлагал вывезти соотечественников на автобусах. «Но литовцы сказали: либо едут все, либо они остаются, чтобы они решали глобально этот вопрос, — говорит Игорь. — После шести, чтобы разблокировать границу, выпустили 20 микроавтобусов. Но мы связались с ними по телефону, они сказали, что проехали немного, и их поставили в какой-то «карман»».

Наконец, в три ночи микроавтобусы пропустили колонной на Балтию, а легковые машины развернулись на Германию и поехали в Засниц, в порт. «Я поехал в Засниц, — рассказывает Алексей, — но перед этим высадил своих пассажиров на поезд, потому что тоже проскочила информация, что на паром будут пускать по принципу «одна машина, один человек»». Игорь предписанию не подчинился и взял пассажиров с собой. Они прождали в порту весь день с раннего утра, паром отчалил только поздно вечером. 

Алексей говорит, что действовали на свой страх и риск, потому что информации катастрофически не хватало. «По поводу этого парома была информация на листовках, — объясняет он. — В интернете о нем не было ничего вообще. В течение дня я звонил в МИД и там мне сказали, что завтра поздно вечером планируется паром, который организовала Латвия. Про этот паром латвийский МИД ничего не знал, меня спрашивали: «Откуда у вас такая информация?» Я понимаю, что это организовали литовцы. Я уверен, что благоприятный исход всей этой ситуации, по крайней мере, для меня, — это на 90 процентов их заслуга. Литовский консул взял на себя роль посла доброй воли. Много часов, пока паром не отплыл, представители литовского посольства в Германии были с нами, они приехали в обед, привезли еды и были до 10 вечера, подбадривали, делились информацией. Ни латвийское, ни эстонское посольство не прислали никого».

Из Клайпеды машины в сопровождении конвоя добрались до границы с Латвией. Там репатриантов передали латвийским пограничникам (без средств защиты) и латвийскому конвою,  который сопровождал их до Вентспилса. Затем колонну распустили. «На границе мы подписали бумагу о том, что мы обязуемся в течение шести часов быть дома, никуда не заезжать, нигде не останавливаться, а дома самоизолироваться на 14 дней, и все поехали по своим пунктам назначения», — уточняет Игорь. Однако никто не проверял (да и не мог бы), соблюдают ли автомобилисты это обязательство.

На следующий день после приезда домой Игорь позвонил по справочному телефону 8303, указанному Центром профилактики и контроля заболевания для приехавших из-за границы и имеющих признаки простуды, но трубку никто не брал. Дозвонился его коллега и узнал, что пока не проявились тяжелые симптомы, нет стабильно высокой температуры, никто анализы брать не будет, потому что на это нет средств. В пути Игорь только в отдельных случаях видел соблюдение карантинных мер: на пароме при выдаче ключей пассажиров просили держать дистанцию, персонал был в защитных костюмах и масках. На этом все. У Игоря простуженный голос: он, правда, списывает это на переохлаждение, поскольку двое суток стояли у воды на мосту и сутки в порту, мол, намерзлись —но температуры нет. Попытки дозвониться по указанному телефону не оставляет, но постоянно слышит в трубке, что линия перегружена.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.