Все в жизни нас разъединяет
Фото: Режиссер Дмитрий Астрахан

Все в жизни нас разъединяет

Известный российский режиссер Дмитрий Астрахан — о вечных ценностях
26 января 2016 18:57 / Культура / Теги: кино, культура, Латвия, Россия / Города: Рига

Астрахан приехал в Ригу на встречу с латвийской публикой по приглашению международного гуманитарного проекта «Латвийский клуб «Культурная линия». Вместо полутора часов общался три: дал мастер-класс по режиссуре, рассказал о начале своего пути, показал, как снимается порно, насмешил до слез, заставил задуматься, а с утра дал интервью «Новой газете-Балтия». 

— Дмитрий, темой рижской встречи заявлены «вечные ценности». Не кажется ли Вам, что человечество как раз производит их ревизию? Благодаря информационным технологиям, все теперь стало относительным.

— Время все расставляет по местам. Наверное, можно управлять сознанием через технологии, но человек должен идти к тому, чтобы быть самостоятельной личностью, принимающей свои решения, имеющей свой взгляд на мир. Для меня это немного абстрактный разговор. Я нахожусь в счастливой ситуации профессионала, который нашел дело, которое его увлекает полностью. И это позволяет смотреть на мир с точки зрения своей профессии, через призму того, что ты делаешь.

— То есть, кино можно назвать Вашим убежищем?

— По сути, да. Это такое счастливое бегство от действительности. При том, что я эту действительность могу видеть, осмысливать. Но находиться при этом в своей скорлупке. Любой профессионал находится в некой своей скорлупе. Это не значит, что он замыкается, оттуда он смотрит на мир, изучает его.

— Ваши фильмы рассказывают о сложном очень просто: «Все будет хорошо», «Ты у меня одна». Насколько легко это делалось?

— Первый фильм снимался полгода, второй – месяц. Эти фильмы сняты в определенное время, в начале 90-х. Время надежд, время мечтаний, когда казалось, что все возможно, что мир вот-вот станет совершенно другим. Такой был полет… Оптимизм был общим настроением и фильмы им пронизаны.

Прошло 20 лет, естественно, поменялось ощущение. Оказалось, что не так все легко. И фильмы пошли уже менее романтичные. Сейчас я снял фильм под рабочим названием «Погаснут огни за синей рекой». О любви. Своего рода продолжение «Ты у меня одна».  Мы должны были бы его назвать «Ты у меня одна-2». 

— В одном из интервью Вы говорили, что хотите ставить фильмы, которые интересны всем — не подавляет такой подход?

— Наоборот. Все люди разные, одинаковых людей не бывает. У нас разные профессии, мироощущения, доходы, национальности, религии и т.д. Все в жизни нас разъединяет и только при помощи искусства у нас есть шанс быть объединенными. Если мы сидим в одном зале и смотрим один спектакль или фильм, значит, есть шанс, что мы сможем договориться. Нас может объединять только оценка каких-то явлений. Не зря же мы на одних и тех же фильмах (когда это талантливые фильмы) в одних и тех же местах смеемся и плачем.

— Сегодня по всем каналам идут сплошь российские фильмы про любовь. Артисты хорошие, режиссеры хорошие, сюжеты лихо закручены, а не цепляют. Ваши с начала 90-х помнятся до сих пор – почему?

— Ответ покажется нахальным, но другого нет: дело в таланте создателя. И не только в моем, как режиссера. Все свои 26 фильмов я снимал по сценариям Олега Данилова, мы работаем вместе больше 30 лет. Он не просто рассказывает о каком-то случае из жизни, а выходит на обобщение. В самом сюжете есть это обобщение времени. Как, например, в сериале «Зал ожидания».

— Режиссеру надо еще уметь не испортить хороший сюжет.

— Для начала хороший сюжет нужно найти. Скажем, «Все будет хорошо» – это значимый сюжет. Человек живет жизнью «по течению», а рядом есть мир – большой, открытый, есть нобелевский лауреат, есть девочка, которая хочет куда-то стремиться. А тут человек, который хочет просто быть хорошим человеком. В советское время нам говорили: «Будь честным, будь хорошим и ты будешь счастлив». Неправда. Мало. Ты можешь быть честным, хорошим, но не счастливым.

— Чего же не хватает?

— Не хватает мечты, какой-то цели. Человек без цели не интересен. Он должен иметь мечту и уметь ради нее пойти на все – тогда «все будет хорошо». Во всяком случае, в начале 90-х так казалось: капитализм – время свершений, у всех одинаковые стартовые возможности.

— Сегодня зрители спорят: в советское время было больше хороших фильмов или сегодня их столько же, просто фильмов вообще стало больше, а вместе с этим и плохих тоже.  Как по-вашему?

— Конечно, тогда было больше успешных картин. Почему – сложный вопрос. Отбор другой был. Была мощная редактура. По идее, рынок должен формировать успех, но для этого нужен рынок. У нас рыночной экономики по сути нет, есть что-то непонятное – монополизм во всех областях, поэтому проверить до конца что-то сложно.

При советской власти люди на постах отвечали за результаты своей работы. Команда СССР должна быть первой на олимпийских играх. В крайнем случае, второй. Если третья, тренер уже свободен. Фильмы должны собирать деньги, в кинотеатрах должно быть интересно и было интересно. Нет,

при всех «за» и «против», сейчас, конечно, лучше, чем было. Это априори. А дальше можно разбираться в подробностях – в то время еврейка Плисецкая представляла Большой театр. Несмотря на государственный антисемитизм. Потому что она была лучшей.

— Сейчас разве не сборы определяют успех в российском кино?

— Мы идем к рынку и пытаемся копировать западный подход. У нас пытаются переделывать советские фильмы, снимают бесконечные ремейки, стараются спекулировать на былом успехе. Деньги зарабатывают, но киношного успеха это не приносит. Ну как можно снять «Кавказскую пленницу-2» лучше первой?

 

 

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close