«Я хочу отвязаться от ярлыка беженца, который рисует»
Фото: Центр временного содержания беженцев в Пабраде, Литва

«Я хочу отвязаться от ярлыка беженца, который рисует»

25 ноября 2019 13:38 / Общество / Теги: беженцы, Литва, общество

​Как живут в Литве беженцы, попавшие сюда по программе ЕС

В 2015 году в Европе начался миграционный кризис: в результате военных действий в Сирии власти Италии и Греции не справлялись с потоком соискателей убежища. Наравне со странами Южной Европы с резко увеличившимся потоком беженцев столкнулась Турция. В ответ на это Совет ЕС разработал две программы: по перемещению беженцев, уже попавших в ЕС через Италию и Грецию, в другие страны Евросоюза и по переселению беженцев из Турции в ЕС. В общей сложности, в 2015 году власти ЕС договорились о расселении 55 тысяч беженцев. Изначально обсуждался план, по которому за каждой страной будет установлена определенная квота по приему соискателей убежища, но он провалился: часть стран, в том числе, балтийские, не согласились на «обязаловку». В результате каждая страна, по сути, сама определила, какое количество беженцев она готова принять.

В Литве абсолютное большинство прибывших сюда по программе ЕС соискателей убежища получили защиту. Изначально планировалась, что Литва за два года примет 1105 соискателей.

Осенью 2015 года Литва приняла законодательные акты, которые узаконили возможность перемещения беженцев из стран ЕС или из третьих стран — конечно, под третьими странами подразумевали Турцию. Тогда, в 2015-ом, закон вызвал широкие обсуждения — сторонники говорили о солидарности с ЕС и гуманизме, противники приводили в пример Финляндию, которая когда-то приняла сорок сомалийцев — и через 30 лет сомалийцы стали третьим по численности национальным меньшинством. Впрочем, сейчас можно сказать, что эти опасения не оправдались: с 2015 по 2019 год в Литву по соглашениям с ЕС прибыли 490 человек — но, по оценкам МВД, две трети из них уже покинули страну.

Маджд Кара: Художник, который строит независимую жизнь

Художник Маджд Кара приехал в Литву из Греции в начале 2016-го года. Уже три года Маджд живет в Литве — за это время у него появилась работа и жилье, а с сентября следующего года Маджд начнет учиться на психолога. Это будет не первое образование для Маджда — он уже стал художником в Сирии. За три года жизни в Литве выставки работ Маджда прошли в Каунасе, Вильнюсе и Шауляе. Сейчас художник готовит новую выставку и ставит условие при общении со СМИ — не называть себя беженцем.

Картина Маджда Кара

В 2016 году Маджд Кара приехал в Литву из Греции по программе Евросоюза по переселению беженцев. Перед тем, как оказаться в Греции, мужчина уехал из Сирии в Турцию. Сейчас, спустя три года после прибытия в Литву, Маджд ведет обычную жизнь — живет в вильнюсском районе Жирмунай и работает в детском саду. Он присматривает за детьми и проводит с ними воркшопы по рисованию. Молодой человек говорит, что его работа ему нравится: «Я предпочитаю работать с детьми больше, чем со взрослыми. У них еще нет свойственной взрослым «запрограммированности», вроде «нужно найти работу в офисе, зарабатывать деньги, жениться, завести своих детей и умереть», — поясняет Маджд. С сентября молодой человек приступит к обучению в университете М. Ремериса. «Мне интересна сфера психологии. После выпуска я хочу скомбинировать психологию и искусство и работать в сфере арттерапии», — рассказывает художник.

В Греции Маджд встретил людей, работающих с программой перераспределения внутри ЕС.


«Они рассказали, что мы можем выбрать восемь стран ЕС, и одна из них примет нас. Я выбрал, и Литвы не было в моем списке. Тем не менее, решение было принято, как я понимаю, литовские власти выбрали меня. Представители Литвы пришли сообщить мне, что я еду в Литву. Я мог отказаться, на решение было дано десять минут. Если я отказываюсь, я должен паковать свои вещи и идти на улицы Греции. По сути, выбора не было», — вспоминает Маджд.


В конце зимы мужчина приехал в Литву.

Первые три месяца в Литве Маджд провел в центре в Рукле. «Там была комната, и на жизнь выделяли 60 евро в месяц на человека. Это небольшие деньги — многие думают, что люди, живущие в Центре, получают хорошие суммы. Через три месяца ты должен сам найти себе жилье, работу, обустроить свою жизнь. Существуют некоторые благотворительные организации, которые пытаются делать правильные вещи, но они должны быть более организованными. Сейчас я больше не сотрудничаю с организациями: я строю свою жизнь, в которой хочу быть независимым от организаций, фондов или иной помощи», — говорит Маджд. 

Художник рассказывает, что вспомнить свое первое впечатление о Литве ему сложно. «Сложно составить какое-то мнение о стране, особенно если останавливаешься в таком маленьком городке, как Рукла. Я помню, что центр располагался недалеко от военной базы. Первый год в Литве был сложным, было трудно принять реальность, что теперь я здесь. Я привык быть в крупных городах — Стамбул, Афины. И вдруг ты в Вильнюсе. Сейчас, конечно, я привык и адаптировался. Мне даже начинает нравится тут», — говорит художник. Маджд не планирует что-то заранее и не может сказать, останется ли здесь навсегда. «Но, если жизнь сложится так, что я останусь тут — это не проблема», — говорит мужчина.

Единственное, что художник сейчас планирует — это следующая выставка. За время жизни в Литве у Маджда уже было несколько выставок — как персональных, так и групповых.

«Первая выставка была организована в том числе потому, что люди были заинтересованы моей личной историей, возможно, последующие выставки в какой-то степени тоже. Сейчас я хочу отвязаться от ярлыка «беженца, который рисует» — я настоящий художник, то, что я делаю — это интересно, независимо от того, какова история моей жизни», — говорит Маджд. 

Первая выставка Маджда Кара прошла в Вильнюсе в первые три месяца после прибытия в Литву. Естественно, он не привез с собой готовые работы из Сирии — художник готовил их для выставки, находясь в Рукле. Для этого ему пришлось даже пойти «на сделку» с офисом ООН — они дали ему необходимые материалы для работы в обмен на съемки в небольшом фильме. Он согласился на это и подтвердил участие в выставке. В итоге на первой выставке Маджд представил около десяти работ.

Картина Маджда Кара

Когда журналисты общались с Мадждом, одним из самых частых вопросов было «Почему ваши работы такие темные?».

«Как художник, я чувствую, что я обязан представить диалектические отношения между искусством и реальностью, особенно когда реальность достигает своей меланхолии до такой степени, что ее уже нельзя игнорировать, она может превратить фигуру в нечто далеко от обычного и ожидаемого. Мне неинтересно рисовать природу — деревья, траву и так далее. Я пытаюсь передать через искусство страдания, боль, более глубокие чувства», — говорит Маджд.

Пока художник не продал ни одной своей картины. «Может, это связано с экономической ситуацией в Литве в целом, может, вкус к искусству другой, тут могут быть многие причины», — рассуждает художник. На выставки художника приходили многие — как журналисты, заинтересованные историей «беженца, который рисует», так и простые люди. На второй выставке к Маджду подошел известный литовский художник и охарактеризовал одну из работ как гениальную. «Я принял это как комплимент», — вспоминает Маджд.

Через три года после прибытия в Литву Маджд Кара выполнил свою цель быть независимым от любого рода организаций — у него есть работа, жилье и все необходимое для нормальной жизни. Следующая цель художника — привлечь внимание к своим картинам, а не к личной истории.

«Например, во время первой выставки многие люди пришли, чтобы поговорить со мной о том, как это — быть беженцем в Литве. В тот момент я дал много интервью — и в международных СМИ, и в локальных литовских. Я думаю, этого достаточно. Я художник. Пусть люди будут заинтересованы моими работами, а не моей историей», — подытоживает Маджд.

Заби Ахмади: Как живет беженец, который не получил статуса 

Заби Эмран Ахмади уехал из Афганистана в Литву в 2014 году. На родине он имел бизнес — сеть магазинов, в которых покупали и солдаты НАТО. Заби Ахмади начал получать угрозы от Талибана и был вынужден бежать из страны. Как складывается его жизнь в Литве — в нашем фильме. 

 

Литва: убежище получили 490 человек, 350 покинули страну

Литва начала участвовать в процессах перемещения и переселения в конце 2015 года. По данным МВД Литвы, с тех пор в страну из Греции, Турции и Италии были переселены или перемещены 490 человек. По годам это выглядит так:

  • 2015 год - 4 человека;
  • 2016 год - 206 человек;
  • 2017 год - 258 человек;
  • 2018 год - 18 человек;
  • 2019 год - 4 человека.

По оценкам МВД, из 490 прибывших в Литву человек около 350 покинули страну.  Впрочем, отследить отъезд лица со статусом беженца сложно.

«Литва — часть Шенгенской зоны, что означает, что пересечения внутренних границ не зарегистрированы, и нет определенной статистики о том, кто покинул страну. Тем не менее, у нас есть данные о тех людях, которые больше не участвуют в интеграционных программах и не имеют других контактов с властями. Учитывая общие тенденции вторичной миграции и некоторые конкретные данные, полученные из других государств-членов, мы можем предположить, что эти люди покинули Литву и уехали в какое-то другое государство ЕС», — поясняет старший специалист МВД Литвы Лорета Тумалавичене.

Первая семья, перемещенная в Литву по соглашениям с ЕС и получившая тут убежище, покинула страну. Семья из Ирака прибыла в Литву в декабре 2015 года. Жена, муж и двое маленьких детей покинули Ирак из-за преследования за религиозные убеждения.  Ажиотаж вокруг этого события был большим — в аэропорту семью встречали журналисты. Чуть позже ответственные органы через СМИ попросили уважать личную жизнь прибывших. Еще позже появлялись новости о том, что семья обосновалась в Вильнюсе, мужчина устроился на работу парикмахером. В марте 2017 года Литва лишила семью временных видов на жительство, сохранив убежище — стало известно, что семья переехала в Швецию.

Сейчас Литва участвует в переселении соискателей убежища, спасенных в море и высадившихся в Италии и на Мальте. Это двусторонний договор, основанный на солидарности — без каких-либо решений на уровне ЕС.

Перемещенные в рамках соглашений с ЕС или отдельными странами ЕС лица в Литве отправляются в Центр по приему беженцев в Руклу. Этот город знаменит также тем, что там дислоцируется батальон НАТО в Литве. Здесь прибывшие по программам переселения или перемещения люди ожидают решения по своему ходатайству. По словам директора Центра по приему беженцев, сейчас там нет соискателей убежища, прибывших в рамках соглашений с ЕС.

Прибывшим в Литву соискателям убежища выплачиваются пособия. Существуют так называемые «подъемные» — единовременное одноразовое пособие. Для взрослого человека оно составляет 244 евро, для ребенка — 122 евро, для прибывшего без сопровождения несовершеннолетнего — 1342 евро. Во время нахождения в центре распределения беженцев в Рукле соискатели убежища получают небольшое пособие на питание и карманные расходы, его размер составляет 85.4 евро. 

Если решение по ходатайству соискателя убежища положительное и он участвует в программе интеграции, то в первые полгода ему выплачивается ежемесячное пособие. Для одного человека это 244 евро в месяц. Для семьи из двух человек — 366 евро в месяц. Для семьи из трех человек пособие составляет 488 евро, далее на каждого дополнительного члена семьи выплачивается по 61 евро. С седьмого месяца размер пособий уменьшается.

Существуют некоммерческие организации, которые помогают беженцам в Литве. Такие организации не разделяют беженцев, прибывающих по программам ЕС или «своим ходом» — помогают всем. Самая крупная из таких организаций — Caritas. Сотрудники отдела по работе с беженцами признают, что чаще всего помогают с поиском жилья в Литве.

Существуют и другие инициативы. Например, Центр информации для мигрантов в Клайпеде ежемесячно проводит бесплатные юридические консультации, организовывает языковые курсы.

Несмотря на то, что две трети прибывших по программам ЕС беженцев покинули Литву, треть все-таки осталась и строит свою новую жизнь в Литве. Центр распределения беженцев в Рукле на своем сайте даже ведет рубрику историй успеха интернировавшихся беженцев. Здесь размещены разные истории: кто-то поступил в университет и изучает фармакологию, кто-то устроился парикмахером в один из барбершопов Вильнюса, а кто-то работает на кухне известной сетевой пиццерии.

Литовское общество в целом настроено к беженцам не слишком позитивно. По данным опроса, проведенного компанией Spinter tyrimai в 2016 году — одном из пиковых по числу принятых беженцев — 46% жителей были против приема беженцев. Только 5% опрошенных были согласны принимать соискателей убежища без дополнительных условий, еще 49% считали, что беженцев можно принимать на определенных условиях. Среди аргументов против беженцев участники опроса называли распространенные стереотипы: почти 40% не одобряющих прием беженцев считали, что мигранты станут иждивенцами, 25% опасались терроризма, еще 18% боялись роста преступности.

К 2019 году отношение к беженцам несколько изменилось — 27% участников опроса, проведенного компанией Baltijos tyrimai, заявили, что беженцы нежелательны в Литве. При этом 84% респондентом согласились с утверждением, что беженцы хотят использовать Литву как транзитную страну и не намерены тут жить.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.