Чья нефть?

Чья нефть?

Литва готовится оживить морскую отрасль, но рискует поссориться с Латвией
26 сентября 2019 12:06 / Экономика / Теги: Балтийские страны, Балтийское море, нефть

Недавно в Литве был представлен общий план развития литовских территорий, регионов и госпредприятий на ближайшие десять лет. Основной интерес вызывает будущее портовых территорий, которые могут осложнить отношения с Латвией.

Суть дела

Литовский общий план — это расширенный документ-концепция о плановом развитии земельных угодий и территорий при участии государства и бизнеса.. Срок действующей стратегии истекает в 2020 году, поэтому уже сейчас правительство формирует перечень основных приоритетов на десять лет вперед. «Предполагается, что общий план станет главным документом по развитию страны, сформулированные в нем решения будут действовать до 2030 года, а предложенная визия — вплоть до 2050 года», — говорится в документе, который главным образом курирует министерство окружающей среды.

Литва — морская держава

Особое внимание уделяется развитию Литвы как морского государства: Клайпедского государственного морского порта, оживлению гавани Швянтойи в качестве нормально функционирующего небольшого порта, а также строительству нового глубоководного порта за пределами Куршского залива. В правительстве уверены, что эта мера необходима, если Клайпедский порт хочет сохранить свой потенциал, а также звание крупнейшего и наиболее успешного порта в странах Балтии. Последний ежегодно демонстрирует прирост в грузах, несмотря на кризис в портовой отрасли Латвии и Эстонии.

«Для экономического потенциала страны жизненно важен морской порт, чья особая инфраструктура незамерзающего морского порта и специфические направления создают Литве условия, необходимые для конкуренции с соседними портами на Балтике и увеличения объемов транзита, — говорится в документе. —Необходимо укреплять это конкурентное преимущество за счет увеличения действующего потенциала и сохранения Клайпедского порта в качестве стратегического логистического и транзитного узла стран Восточной Балтики и транспортной линии Восток-Запад».

В документе подчеркивается: Литве нужен внешний порт, который может быть построен в прибрежном поселке Мелнраге в черте Клайпеды, то есть, непосредственно у акватории Клайпедского порта, либо же в поселке Бутинге, находящемся менее чем в двух километрах от границы с Латвией в одну сторону и от гавани Швянтойи в другую.

Пока власти не определились с тем, где лучше строить. С одной стороны, в Мелнраге строительство аванпорта обойдется дешевле и возводить терминалы будет проще. С другой стороны, клайпедская общественность и городские власти на протяжении последних трех лет противятся этому плану, говоря о том, что это нанесет серьезный удар по экологии, турсектору и жизни мелнражцев, часть которых, скорее всего, будут вынуждены покинуть свои дома, так как их земля необходима государству. По оценкам частной консалтинговой компании Smart Continient LT, первый вариант обойдется в 619 млн евро, а второй, то есть, в Бутинге, — в 1 млрд 163 млн евро. По сути, сегодня там нет никакой инфраструктуры.

Разногласия с Латвией

Все точки над i в этом вопросе должен расставить документ Минприроды — «Стратегическая оценка влияния на окружающую среду», где рассмотрят два варианта строительства аванпорта. Его планируют презентовать в конце 2019 или начале 2020 года. Вероятнее всего, сойдутся на Мелнраге, однако это не значит, что о Швянтойи и Бутинге забудут. Еще в прошлом году правительство дало зеленый свет комплексному возрождению Швянтойи в качестве порта, а в Бутинге находится действующий нефтетерминал.

В концепции есть один важный момент — в ней говорится о перспективах добычи нефти на шельфе Балтики в литовских территориальных водах, появлении парков ветрогенераторов, а также рыбных ферм. Однако главный камень преткновения, который на протяжении последних 30 лет осложняет отношения Литвы и Латвии, — именно нефть. Страны никак не могут договориться о морской границе, поскольку на условной разграничительной зоне находятся крупные залежи нефти. Учитывая, что официальный Вильнюс строит далеко идущие планы не только по развитию нефтедобывающей инфраструктуры, но и по промышленному освоению «спорных территорий», ответ Риги не заставит себя долго ждать. Все это еще больше затормозит тянущиеся десятки лет переговоры о ратификации соглашения о морской границе от 1999 года.

Сегодня этот вопрос актуален, как никогда, поскольку в конце августа этого года в публичном пространстве промелькнула новость о том, что латвийская сторона провела разведку, обнаружив крупные залежи нефти. Как писала клайпедская пресса, ссылаясь на источник в экипаже неназванного исследовательского судна, было обнаружено два месторождения. Одно из них оказалось значительно больших размеров, чем предполагалось ранее.

Черное золото на дне Балтики

По некоторым оценкам, на дне Балтики залегает около 200-250 млн баррелей нефти общей стоимостью в 6 млрд долларов. Правда, в 2010 году литовская сторона заявляла, что на условной границе между Литвой и Латвией находится около 100 млн тонн нефти стоимостью в 73 млрд долларов, поэтому цифры довольно спорные.

Литва и Латвия остаются единственными странами-членами Евросоюза, у которых до сих пор нет четкого соглашения о морской границе. Переговоры ведутся на протяжении 20 лет, при этом площадь акватории спорных территорий составляет около 11 тысяч квадратных километров. По сути, эта эпопея началась сразу после развала СССР. Еще в 1993 году Латвия заявила о готовности приступить к разведке и последующей добычи нефти, но Литва также не хотела оставаться в стороне, предъявив свои претензии на тот же участок, богатый углеводородами.

Латвия активно призывала международные корпорации исследовать «свои» месторождения, но ни одна компания так и не смогла начать серьезную работу, поскольку все упирается в окончательное решение территориальных споров с Литвой. Тем не менее, исследования латвийская сторона проводит регулярно, чего не скажешь о литовцах.

В 1999 году после длительных переговоров в Паланге делегации двух стран наконец подписали «Соглашение об определении морской границы, закрытой экономической зоны и континентального шельфа Балтийского моря». Литву этот договор устраивал, поэтому литовский Сейм не медлил с ратификацией этого документа, но в Латвии события разворачивались иначе. Латвийская сторона объявила, что документ не внес ясности относительно вопроса о «принадлежности нефтяных залежей», которые, так уж получилось, находятся прямо на разделительной линии. В итоге парламент Латвии так и не ратифицировал этот договор: сегодня вопрос заморожен, так как стороны твердо стоят на своем. Официальная Рига призывает Вильнюс вкупе с упомянутым соглашением ратифицировать и документ об экономическом сотрудничестве, но Литву вполне устраивает уже ратифицированный ею договор.

Последний инцидент между Литвой и Литвой произошел в начале 2019 года, когда Минэкономики Латвии объявило конкурс на разведку месторождений. Вслед за этим глава МИД Литвы Линас Линкявичюс заявил, что официальная Рига не имела право делать это без ведома литовских властей, так как речь идет о спорной территории, тогда министр употребил термин «общая зона».

По оценкам завотдела глубинных исследований Литовской геологической службы Юрги Лазаускене, запасы нефти на спорной территории оцениваются в 8 млн тонн, из которых возможно извлечь 2-3 млн тонн, но это неточно. При этом международные нефтяные компании, особенно шведские в лице Svenska Petroleum, Exploration и Gripen Oil & Gas AB, следят за тем, что происходит, знают, что литовско-латвийские территориальные воды богаты нефтью, и ждут, когда страны достигнут прогресса, чтобы начать работу. При этом Латвия уже многое пообещала и даже продала ряд лицензий на разработку так называемого месторождения E24 в спорной зоне, что еще больше усложняет переговорный процесс с литовцами.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.