Алдис Гобземс: изгой или герой латвийской политики?

Алдис Гобземс: изгой или герой латвийской политики?

Бывший кандидат в премьер-министры теперь оказался в опале
15 февраля 2019 12:51 / Политика / Теги: Латвия, политика / Города: Рига

Еще нынешней осенью президент доверил ему формировать Кабинет министров, а совсем недавно он был изгнан из собственной партии. Алдис Гобземс — самый известный из новых политиков Латвии. И теперь уже, безусловно, самый скандальный. Будучи, вместе с Артусом Кайминьшем, сопредседателем партии «Кому принадлежит государство» (KPV LV), он публично обвинил своего соратника в причастности к коррупции. Одни сочли это предательством, другие — честным поступком. Сам Гобземс предательством считает поддержку партией KPV LV правительства Кришьяниса Кариньша, которое, по его убеждению, представляет ту самую «старую политику», против которой он вместе с бывшими однопартийцами и шел на выборы. Об этом и о своем видении нынешней и грядущей ситуации в Латвии он рассказал в интервью «Новой газете — Балтия».

И один в поле воин

Как вам работается в роли независимого депутата Сейма?

Мое предчувствие говорит мне о том, что не только я и не только Юлия Степаненко будем в этом Сейме независимыми депутатами. В принципе, это уже начало нового движения, и может оказаться, в случае всяких сложных ситуаций в этом парламенте, что самая большая фракция или одна из самых больших фракций будет состоять из депутатов, которые не будут принадлежать ни к какой из ныне представленных здесь политических сил.

Посмотрим. Время есть, можно хорошо подготовиться и продолжать стоять на тех идеалах и принципах, о которых я говорил перед выборами и после выборов. У меня в этом смысле ничего не меняется.

А ваше предчувствие не подсказывало вам, что случится такая ситуация, когда вас исключат из партии KPV LV и вы будете работать вне ее фракции в Сейме?

Мое предчувствие подсказывало, что, наверное, мои пути с господином Кайминьшем разойдутся. Это я уже чувствовал прошлым летом. Но, знаете как... Ничего нет тверже депутатского мандата — у меня есть самая большая и громкая трибуна, трибуна парламента, чтобы говорить про свои идеи. Я уверен, что уже сегодня смогу собрать пять подписей в Сейме, чтобы предлагать различные законопроекты. Так что, говорить, что я один — неправильно. Все зависит от того, как я буду работать дальше.

Я уже сейчас готовлю один, думаю, достаточно громкий законопроект, но пока не хочу говорить — о чем. Скажу только, что он связан с теми вопросами, которые я перед выборами обещал избирателям решить. И не только я, но и те люди из партии KPV LV, которые недавно голосовали против меня. Если успею — подам его на этой неделе.

Положа руку на сердце, скажите — вы ведь надеялись, что, оставаясь верным своим принципам, останетесь в партии, а за ее бортом окажется Артусс Кайминьш?

Ситуация может измениться. В будущем мы можем ожидать решения пары вопросов, связанных с уголовным процессом, начатым в отношении Кайминьша. В принципе, это основная причина, почему Кайминьш голосовал за правительство Кариньша. И мы сегодня не можем знать, что будет в тот момент, когда в парламенте будет рассматриваться вопрос по лишению депутатской неприкосновенности не только относительно Юрашса, но и других депутатов.

Начало больших перемен

Почему вы сами не вышли из партии, когда KPV LV стала сотрудничать с Кришьянисом Кариньшем и соглашаться на уступки в процессе формирования правительства под его руководством? Ведь уже тогда было ясно, что партия предает интересы своих избирателей?

Ответ очень простой — тогда бы у всех появился аргумент: ты же сам ушел. А сейчас смотреть мне в глаза приходится тем людям, которые голосовали против меня, но которые попали в парламент, во многом, благодаря работе, проделанной мною перед выборами. Эта немного другая ситуация.

Я и сейчас могу принять решение и уйти из парламента. Но это, на мой взгляд, не было бы правильным решением, если ты обещал избирателям бороться до конца и быть в политике много лет. Это только начало. Если применить терминологию баскетбола — это только первая четверть игры. Мы не знаем, что будет через год, через два, но мое предчувствие говорит, что произойдет достаточно много изменений.

И эти грядущие изменения можно объяснить уже сегодня. Вы, например, видите нашего премьера? Что он делает, какие смелые решения он уже принял? Нет ничего! По сути, у нас нет премьера.

А что главное для господина Пабрикса, например, сейчас? Он вице-премьер и для него основной вопрос — VIP-карты от airBaltic. Потому что он министр и ему это надо. И через три недели после того, как было утверждено правительство, господин Пабрикс уже идет в отпуск, он уже устал.

Что я хочу этим сказать? Что это старое мышление, это та старая политика против которой я шел на выборы. Эта старая политика доказывает, что ничего не будет меняться, что никакие радикальные реформы для народа, для блага государства при таком составе правительства, который у нас сейчас, невозможны.

Что в этой ситуации лично вы можете сделать?

Во-первых, я могу предлагать какие-то изменения в законодательстве. Пусть они голосуют против, но это, думаю, может открыть глаза тем, кто еще не видит ситуацию такой, какая она есть.

Во-вторых, сейчас очень хорошее время, чтобы начать то новое движение, о котором я говорил выше. Ошибки в решениях правительства только помогут сделать это движение сильным. И это движение, люди, которые в нем будут вместе со мной, я уверен, не только выиграют следующие выборы, но и получат в парламенте большинство мест.

Пусть сегодня это звучит как утопия и многие могут над этим посмеяться, но я не сомневаюсь, что все получится именно так.

Когда власть очень близко

А как получилось, что прошедшие в Сейм от KPV LV люди, отказались от своих предвыборных целей и обещаний, войдя в правительство Кришьяниса Кариньша? Ведь это тоже были ваши соратники по движению за перемены? Я понимаю, у господина Кайминьша, как вы говорите, могли быть для этого какие-то свои личные мотивы, но у остальных четырнадцати человек?

Вы знаете, это всегда очень сложный вопрос, когда власть очень близко и ты можешь получить какой-то пост. В принципе, это большая проверка для каждого. Я всегда говорил, что получить пост, должность — это не самое главное. Конечно, чтобы реализовать программу партии — это важно. Но нельзя получить пост любой ценой. Есть разница.

Приведу только один пример. Когда я формировал правительство, Союз зеленых и крестьян (СЗК) был согласен на все те условия, которые я выдвинул. Мне кажется, что в такой ситуации логично было взять их в правительство и работать с таким партнером, который согласен реализовывать твои планы.

Сейчас же, когда «Новое Единство» не согласилось ни с чем, что было в программе KPV LV, я говорю — это ошибка. И сегодня я чувствую, что это не просто ошибка, а начало конца конкретной партии. Это летальная ошибка, которую сделала KPV LV.

Но у каждого свой путь. То, что я могу сказать — у Латвии будет прекрасное будущее, потому что в Латвии есть храбрые люди, с твердым позвоночником, которые будут способны держать свое слово и не станут бояться говорить правду. Например, о том, что наша страна сможет стать богатой только тогда, когда весь наш народ будет вместе. Кому-то это сплочение надо начать. И это обязательно случится, когда придет время. Может быть, для человека один-два года — это много, но для государства — очень мало.

Ранее в одном из интервью вы говорили, что стать премьером и создать правительство вам помешал Янис Борданс, лидер Новой консервативной партии. А совсем недавно, опять же высказываясь публично, главным виновником своего фиаско обозначили господина Кайминьша...

Здесь верно и одно и другое высказывание.

Если с Бордансом все более менее понятно — он был вашим прямым конкурентом в борьбе за премьерский пост — то в чем конкретно выражались действия Артусса Кайминьша, направленные против вас?

Господин Кайминьш два раза публично заявил, что он не соглашается на такое правительство, которое я формирую. Но перед выборами и он, и я, и все остальные члены партии говорили, что правительство формирует сам кандидат на пост премьера. Он один выбирает, какие будут министры и так далее. Все это мы оговаривали, но почему-то про это все потом забыли.

В принципе, было ясно, что еще перед тем, когда президент Раймонд Вейонис поручил мне формировать Кабинет министров, господин Кайминьш уже не хотел, чтобы я стал премьером. Он уже хотел, чтобы назвали другого кандидата. Это была внутренняя информация.

«Я знаю, куда иду»

Вы говорите, что для подачи законопроекта можете уже сейчас собрать подписи пяти депутатов Сейма. Имеются ли в виду те четыре депутата от фракции KPV LV, которые, как и вы, голосовали против утверждения правительства Кришьяниса Кариньша?

Я думаю, что надо подождать, прежде, чем отвечать на этот вопрос. Во-первых, подождать конгресса KPV LV, который пройдет уже скоро. Во-вторых, подождать новых обстоятельств в нашей политике — здесь все меняется каждую неделю. Но я сегодня четко могу сказать — пять подписей у меня будет. Это совершенно ясно. В будущем будет больше.

Почему я так в этом уверен? Потому что в тот момент, когда я начал работу по защите пострадавших в Золитудской трагедии, была примерно такая же ситуация. Я остался один, все говорили: «Что он, сумасшедший, там вообще делает?». Но у меня было обещание перед людьми, чтобы они смогли получить компенсации, и я это обещание выполнил. Все мои клиенты могут пойти и получить компенсации. Я свою работу сделал.

Сейчас в политике все так же — я знаю, куда иду и зачем. Если бы я хотел быть депутатом в парламенте только четыре года и, если бы для меня был важен какой-то пост, наверное, я был бы тихим, спокойным, со всеми вежливым. Даже с коррупционерами. Но мои идеалы иные, поэтому меня не волнует, что сегодня у меня нет поста. Меня волнует наш народ и наша страна. И я знаю, что рано или поздно моя команда будет у власти.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.