Где кончается свобода и начинается цензура?

Где кончается свобода и начинается цензура?

27 декабря 2018 10:55 / Авторские колонки / Теги: Литва, пропаганда, Россия

На фоне информационной войны, разворачивающейся между Западом и Россией, в странах Балтии принимают решительные меры, чтобы противостоять «кремлевской пропаганде». Прежде всего, это касается регулярных запретов на трансляцию российских каналов. В Литве даже инициируют отдельные правовые акты по ограничению русскоязычной продукции на литовских каналах в принципе, а государство поддерживает, в том числе и финансово, масс-медиа, занимающиеся выявлением пророссийских активистов и борьбой с «фейками».

Парадокс в том, что, с учетом столь интенсивной работы Литвы на антипропагандистском фронте, республика начинает все больше походить на Россию — «страну-раздражителя», против которой заточено перо топовых отечественных журналистов. Безусловно, борьба с ложными новостями и опровержения тому, чего не было, являются лишь одной составляющей этих процессов, подпадающих под понятие медиаграмотность. Однако сопротивление «пропаганде» — это совсем другое дело, так как этим определением довольно легко манипулировать, злоупотреблять и в конце концов просто использовать его как рычаг для запрета «неправильной» или неудобной информации, которая расходится с позицией властей.

Борьба с пропагандой — это палка о двух концах, поэтому подходить к ней нужно с умом, а не дублировать методы, унаследованные со времен Советского Союза. В противном случае борцы с пропагандой невольно могут стать ее заложниками. Иными словами, Литва рискует стать зеркальным отражением России и Беларуси, которые так резко критикует за давление на оппозиционные СМИ и отсутствие свободы слова.

На днях вопрос о подобных тенденциях затронула видный экономист, депутат Сейма и кандидат в президенты Аушра Мальдейкене. По ее словам, государство борется с пропагандой запретами, ограничениями и возможностью «заткнуть рот» несогласным. Только, к сожалению, это приводит лишь к тому, что число симпатизирующих ложным вбросам увеличивается. Политика запретов — худший из возможных вариантов решения проблемы, уверена она.

«Вместо того, чтобы людям давали качественные, элегантные, аккуратные и достойные ответы, демократические ответы — они сталкиваются с запретами. Из-за этого люди начинают еще больше верить (пропаганде — Д.К.). Так рождаются теории заговора (...). На реальные проблемы, замалчивая их, отвечают запретами и унижением», — сказала Мальдейкене в ходе недавней презентации своих предвыборных тезисов.

Так называемая антипропагандистская кампания нередко выходит за рамки адекватности. В частности, речь идет о государственных структурах, спецслужбах и проконсервативных политиках, сопротивляющихся, по их словам, информационным атакам Кремля и России в целом. Однако, где кончается свобода, а где начинается цензура и политические игры, проверить и понять крайне сложно. 

Ведь подобная «борьба» не ограничивается противодействием врагам внешним, поскольку за этим, разумеется, начинается охота за врагами внутренними. В результате в стране формируется нездоровая атмосфера, политики буквально соревнуются между собой, желая обвинить кого-нибудь в нелояльности и пророссийскости, так как это является самым удобным, громким и по сути ни к чему не обязывающим обвинением, которое может создать массу проблем их оппонентам и сломать им карьеру. К обвинениям в пророссийскости в последнее время прибегают все политические силы. Изначально это являлось излюбленной тактикой консервативной партии «Союз Отечества — Христианские демократы Литвы», которую сейчас возглавляет Габриэлюс Ландсбергис. Это было их главным оружием в борьбе с правящей партией «Союз крестьян и «зеленых» Литвы (СКЗЛ) во главе с олигархом Рамунасом Карбаускисом. Бизнес последнего тесно связан с крупными российскими предпринимателями. Консерваторы же, учитывая это обстоятельство, называют его ставленником Кремля и чуть ли ни тайным агентом ФСБ из окружения Путина.

Тем не менее, сами правящие не отстают от своих конкурентов, обвиняя их, как ни парадоксально, в той же работе на Россию. Накануне по Литве прокатилась массовая забастовка учителей, оппозиционные партии в парламенте блокировали принятие бюджета, что сильно пошатнуло доверие избирателей и позиции кабмина. Аграрии нашлись с ответом — разгневанных учителей и консерваторов, как крупнейшую оппозиционную партию, обвинили в подготовке государственного переворота. Премьер даже обратился за разъяснениями к спецслужбам, чтобы выявить заговор консерваторов с кремлевскими структурами, а его советник открыто сравнил педагогов, требующих обещанной правительством прибавки к зарплате, с «путинскими боевиками, захватившими Крым». Сторонним наблюдателям эта ситуация может показаться абсурдной, но для Литвы этот перекрестный огонь стал данностью.

И все это ежедневно транслируется в массы — в результате политическая система становится заложницей пропагандистских или антипропагандистских трендов... Жители страны охотно подхватывают эту риторику, поэтому те, кто думают по-другому, начинают боятся и отмалчиваться. Более всего это заметно как раз тогда, когда наблюдаешь за представителями власти. Сказывается впечатление, что краеугольной задачей всех политиков стала необходимость рвать на себе рубаху, скандируя, что они считают Россию угрозой номер один, а также спорить о том, кто из них больше презирает Владимира Путина... Вопрос лишь в том, действительно ли российский президент и Россия заслужили так много внимания? Неужели у нас есть такая насущная необходимость доказывать самим себе, что Литва не верблюд?

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.