Кто хочет стать миллиардером, тот сядет
Фото: novayagazeta.ru

Кто хочет стать миллиардером, тот сядет

Почему азербайджанский банкир Гаджиев оказался в тюрьме и при чем здесь скандал с Danske Bank
18 ноября 2018 21:28 / Расследования / Города: Москва

Британия впервые применила закон о борьбе с «подозрительными» доходами, принятый на волне антироссийских санкций и заявлявшийся как нормативный акт, позволяющий начать охоту за «грязными деньгами» из стран бывшего СССР. Глава подразделения по борьбе с экономическими преступлениями Национального агентства по борьбе с преступностью Дональд Тун вскоре после принятия закона заявил, что Лондон теперь будет рассматривать богатых россиян в качестве потенциальных целей. Но первым человеком, в отношении которого был применен «антипрачечный» закон, оказался не россиянин, а Замира Гаджиева, супруга экс-главы Международного банка Азербайджана, которого еще в октябре 2016 года в Баку приговорили к 15 годам лишения свободы. И еще одна новость из мира больших денег, связанная с Азербайджаном. 19 сентября в Копенгагене, в главном офисе Danske Bank, одного из ведущих банков Северной Европы, прошла пресс-конференция по итогам внутреннего расследования, в ходе которого было установлено, что отделение DB в Эстонии «прокачало» около 200 млрд евро. В основном из бывших республик СССР. Прежде всего из России и Азербайджана.

«Азербайджанский ландромат»

Еще в мае финансовая инспекция Эстонии обнародовала доклад, из которого следовало, что через банки страны в 2011–2016 годах было отмыто более 13 млрд евро. Деньги проходили через счета нерезидентов и оседали за пределами Эстонии. А еще 4 сентября 2017 года Международный центр исследования коррупции и организованной преступности (OCCRP) опубликовал серию материалов, объединенных общим названием «Азербайджанский ландромат». В расследовании OCCRP детально описал, как в 2012–2014 годах через эстонское отделение Danske Bank Баку перекинул порядка 2,9 млрд долларов на счета зарегистрированных в Великобритании компаний Polux Management LP, Hilux Services LP, Metastar Invest LLP и LCM Alliance LLP. В последующем львиная доля этих денег якобы была использована для подкупа политиков и чиновников Европы и США.

В результате внутреннего расследования, проведенного в датском банке, были установлены имена 75 клиентов из Азербайджана, которые осуществляли переводы денег за пределы Эстонии, большей частью в Великобританию.

Danske Bank де-факто согласился с расследованием OCCRP и претензиями финансовой инспекции Эстонии. Гендиректор Danske Bank Томас Борген объявил об отставке.

Напомним некоторые подробности независимого расследования. OCCRP и датская газета Berlingske получили доступ к документам о 16 тысячах сделок на сумму 18 млрд крон, проведенных в 2011–2016 годах через счета, открытые в эстонском отделении Danske Bank компаниями, зарегистрированными в Великобритании.

Речь про уже упомянутые Polux Management LP, Hilux Services LP, Metastar Invest LLP и LCM Alliance LLP. Согласно данным британского реестра фирм, владельцами этих коммерческих структур числились офшорные компании. Но в документах, представленных в Danske Bank при открытии счетов, были указаны бакинские адреса владельцев и руководителей этих компаний. К примеру, компаниями Hilux Services LP и Polux Management LP, зарегистрированными в Глазго (Шотландия), через счета которых были выведены из Азербайджана 1,7 млрд долларов (больше половины из 2,9 млрд, засвеченных в «азербайджанском ландромате»), по документам владел и управлял Махаррам Ахмадов. Но OCCRP выяснил, что Ахмадов — всего лишь водитель одного из местных банков, проживающий на окраине Баку.

Интересно заявление главы Danske Bank Томаса Боргена перед отставкой:

— Ясно, что Danske Bank не смог справиться с ответственностью в деле о возможном отмывании денег в Эстонии. Я глубоко сожалею об этом. Несмотря на то что расследование сторонней юридической фирмы выяснило, что я выполнил все обязательства, я думаю, что для всех будет лучше, если я уйду с поста.

Как они стали врагами

Роль «насосной станции» в перекачивании 2,9 млрд долларов через эстонское отделение Danske Bank выполнил Международный банк Азербайджана (МБА). В то время МБА был крупнейшим банком Азербайджана. Кредитное учреждение было основано в 1992 году на базе Азербайджанского отделения Внешэкономбанка СССР. У банка работала разветвленная сеть филиалов и отделений, открытых по всему миру, — в США, Германии, Великобритании, России, в странах Ближнего Востока и Азии. МБА регулярно признавался лучшим банком на развивающихся рынках.

Возможно, что и председатель правления МБА Джахангир Гаджиев, занимавший эту должность с 2001 года, мог бы выступить с заявлением, аналогичным заявлению своего коллеги из Danske Bank Томаса Боргена, но еще 18 марта 2015 года Гаджиев сложил с себя полномочия председателя правления банка. А 5 декабря 2015 года экс-главу МБА арестовали и отправили в камеру бакинской тюрьмы.

Важная деталь. Что он может быть арестован, Гаджиев узнал, находясь за пределами Азербайджана. Друзья и родственники советовали ему «отсидеться» в Европе. Но он наивно верил, что стал жертвой оговора, что уголовное дело и основания для ареста сфабрикованы его недругами — высокопоставленными генералами МВД республики. И что вернувшись в Баку, он сможет доказать свою невиновность.

Надо сказать, что неприязнь между Гаджиевым и генералами МВД взаимная, уходящая корнями в трагические события февраля 2005 года, когда была похищена супруга банкира Замира. Похитители потребовали 15 млн евро в качестве выкупа. Но платить не пришлось. Пока шли переговоры с похитителями, министерство безопасности Азербайджана (аналог российской ФСБ) провело спецоперацию, в результате которой женщину освободили.

Освобождение Замиры Гаджиевой вылилось в серию арестов и уголовное дело, получившее известность как «Операция «Черный пояс». Следствие установило, что бандой, на счету которой оказалось 17 похищений и 12 убийств, руководил старший оперуполномоченный Главного управления уголовного розыска МВД Гаджи Мамедов. Заказ на похищение Замиры Гаджиевой главарь банды получил от своего непосредственного руководителя, начальника уголовного розыска МВД Азербайджана генерала Закира Hасирова.

В январе 2007 года десять отморозков из банды Мамедова были приговорены к пожизненному лишению свободы. Еще 13 человек отправились в колонии на сроки от 5 до 15 лет. Среди приговоренных к пожизненному оказался и генерал Насиров.

Заказчика и исполнителей похищения Джахангир Гаджиев хорошо помнил. Как не забывал и про влиятельных покровителей того же генерала Насирова в силовых структурах страны. Знал Гаджиев и о том, что уголовное дело в отношении него было инициировано и велось Главным управлением по борьбе с организованной преступностью МВД Азербайджана, хотя в этом управлении нет специалистов по банковским делам. Но есть друзья-соратники экс-генерала МВД Закира Насирова, которые, к слову, в марте 2017 года пролоббировали указ президента Азербайджана о помиловании и освобождении Насирова.

Зная обо всем этом, Гаджиев все равно вылетел в Баку. И был арестован. И тут же на банкира обрушился вал обвинений по целому букету статей.

В азербайджанской прессе фигурировали разные суммы, якобы украденные Гаджиевым и его сообщниками. От 1 до 8 млрд долларов. Итоговую сумму назвало министерство финансов Азербайджана в официальном пресс-релизе, распространенном 5 сентября 2016 года: с октября 2009 года по март 2015 года МБА выдал «безнадежных кредитов на 1,3 млрд манатов, 1,4 млрд долларов и 300 млн евро». А в азербайджанские СМИ утекла информация, что «следствие располагает неопровержимыми доказательствами, что около 3 млрд из банковских вкладов были разворованы самим Гаджиевым и членами его семьи».

Компания министра и прокурора

Минфин Азербайджана обнародовал свои подсчеты ровно за год до публикации расследования OCCRP об «азербайджанском ландромате». И вот что бросается в глаза: если сложить все «безнадежные кредиты» МБА, то получается примерно та же сумма 2,9млрд долларов, которая была переведена в эстонское отделение Danske Bank.

Примечательно, что пресс-релиз минфина Азербайджана появился, когда судебный процесс в отношении экс-главы МБА уже вышел на финишную прямую. А обвинение даже не заикалось о хищении из банка миллиардов. Максимум что смогли предъявить Гаджиеву — это присвоение 47 млн 144 тыс. манатов (это чуть меньше 30 млн долларов), выделенных в качестве кредитов физическим лицам.

Если следствие действительно сосредоточилось на безвозвратных кредитах, то удивительно, что другие выданные банком ссуды — реально безнадежные и большие суммы, но не связанные с Гаджиевым, — правоохранителей не заинтересовали. К примеру, кредит в один миллиард долларов, выданный компании «Аккорд», который явно никто не собирался возвращать. Не потому ли он не привлек внимания азербайджанских правоохранителей, что бенефициарами компании назывались, в том числе и в публикациях СМИ, генеральный прокурор и министр транспорта республики? Пресс-службе «Аккорда» даже пришлось опровергать обвинения, заявив, что «эти мысли могут возникать только у неопытных людей. Причиной процветания компании является не «ранг» ее руководителя, а его ум и подход к делу…». Стоит ли говорить, что после такого «опровержения» подозрения в причастности генпрокурора и министра к работе компании только усилились.

Но история этого кредита следствие и суд не заинтересовала. Равно как и роль минфина Азербайджана в возникновении проблем МБА. И не только. В ходе следствия Джахангир Гаджиев обвинил многолетнего министра финансов Азербайджана Самира Шарифова в целой серии непродуманных решений — к примеру, о девальвации, которая привела к серьезным потрясениям экономики Азербайджана.

В протоколе судебного заседания зафиксированы слова Джахангира Гаджиева: «Меня обвиняют, что некоторые кредиты не были возвращены, но срок их погашения еще не завершился. Сейчас все берут кредиты... У двух миллионов людей по стране имеются задолженности... Тогда нужно ликвидировать банковскую систему и задержать тех, кто выдает кредиты».

Гаджиев также напомнил, что членами аудиторской комиссии МБА были сотрудники министерства финансов Азербайджана: «Они сидели в банке и подписывали все решения. Но почему-то ни один факт, связанный с лицами из аудиторской комиссии, финансового совета, правления банка не был отмечен в обвинительном акте». В ходе судебного процесса, Гаджиев заявил, что если его обвиняют, то уж Шарифов точно должен сидеть рядом с ним на скамье подсудимых.

Надо ли говорить, что суд не услышал Гаджиева. И на ходатайство о вызове Шарифова в суд, чтобы допросить в качестве свидетеля, ответил отказом. А экс-главу МБА приговорил к 15 годам лишения свободы. Другие фигуранты уголовного дела получили от восьми с половиной лет лишения свободы до условных сроков.

Среди приговоренных к трем годам условно оказался и Кенан Оруджев, бывший глава филиала Международного банка Азербайджана Neqliyyat. Это тот самый филиал МБА, через который и были проведены транзакции в эстонский филиал Danske Bank на общую сумму порядка 2,9 млрд долларов. Эти транзакции следствие и суд не заинтересовали. И наказание в виде трех лет лишения свободы условно, к которому был приговорен Кенан Оруджев, вызывает вопрос: не связан ли такой гуманизм с тем, что именно руководитель одного из 35 филиалов МБА, при этом единственного филиала, использовавшегося в качестве одного из звеньев «прачечной», работавшего автономно от головного офиса МБА, доподлинно знал, что это за 2,9 млрд долларов, выведенные из Азербайджана и использованные для подкупа чиновников и политиков Европы и США, и мог заговорить?

Очевидно, что мониторинг и конт­роль конкретных банковских проводок в Neqliyyat не входили в непосредственные должностные обязанности председателя правления банка Гаджиева. Но вызывает недоумение, что и государственные надзорные органы «не обратили внимания» на подозрительные транзакции, и прокуратура решила не разбираться с этими проводками. Не потому ли, что «азербайджанский ландромат» продолжал безотказно работать автономно от Гаджиева, который, повторюсь, 10 марта 2015 года покинул должность председателя правления МБА, и даже когда он уже был приговорен к 15 годам лишения свободы?

Известный азербайджанский журналист Хадиджа Исмаилова, принимавшая участие в расследовании OCCRP, считает, что Гаджиева осудили не за коррупцию, а за нелояльность президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву. «Мы еще в 2010 году провели расследование о кредитах, выданных МБА без серьезных гарантий. Но власть предпочла не заметить это расследование», — рассказала Исмаилова «Новой».

И следствие, видимо, знало, что основательное расследование происхождения денег, выведенных из страны, приведет к политической элите Азербайджана. А такие «открытия» чреваты трагическими последствиями.

Для журналистки Хадиджи Исмаиловой антикоррупционные расследования обернулись тюремным заключением по откровенно сфабрикованному уголовному делу. А журналистке из Мальты Дафне Каруане Галиции расследование о коррупционных доходах семьи президента Азербайджана Ильхама Алиева и подкупах чиновников Мальты стоило жизни.

Весной и летом 2017 года в газете Malta Independent были опубликованы расследования Галиции о том, что офшорные компании, контролируемые семьей премьер-министра Мальты, получали деньги от компаний, связанных с дочерью президента Азербайджана Ильхама Алиева. В стране разразился политический кризис, правительство ушло в отставку, и были назначены досрочные выборы.

Дафна продолжала заниматься расследованием, собирая в том числе и информацию о компаниях, контролируемых семьей президента Азербайджана. Но завершить расследование Дафна Каруана Галиция не успела. 16 октября 2017 года в автомобиль журналистки было заложено взрывное устройство, которое сработало, едва Дафна отъехала от дома.

Вопрос на треть капитала

Нужны ли еще объяснения, почему в Азербайджане не стали заниматься проверкой происхождения 2,9 млрд, выведенных из страны и засветившихся в расследовании OCCRP «Азербайджанский ландромат»? Удивление вызывает другое: следствие по делу представило в суд доказательства, что треть акций МБА контролировал Джахангир Гаджиев. А в судебном решении зафиксировано, что в МБА были возвращены принадлежащие Гаджиеву и его семье акции на сумму 184 млн манатов.

Тут надо напомнить, что Джахангир Гаджиев занял должность председателя правления МБА в марте 2001 года, приняв предложение Гейдара Алиева, президента Азербайджана. К тому времени Гаджиев уже был успешным предпринимателем, и его переход на работу в банк не был переходом на госслужбу. Несмотря на то что государству в МБА принадлежит больше половины акций, это все-таки не государственный банк в чистом виде. Возглавив банк, Гаджиев начал скупать акции банка, которыми владели физические и юридические лица. И к 2010 году он лично контролировал порядка 30% акций. Но на себя он оформил лишь 0,2%, остальные — на родственников и близких друзей.

В ежегодных финансовых отчетах МБА зафиксировано, что банк регулярно выплачивал дивиденды. К примеру, в 2008–2010 годах на треть акций МБА, контролируемых Гаджиевым, ежегодно выплачивалось порядка 10 млн долларов. В 2011 году МБА сократил выплату дивидендов, направив большую часть прибыли на развитие банка. Но даже в этот год на акции, контролируемые Гаджиевым, было начислено около 2,5 млн долларов дивидендов. А всего до 2015 года только в качестве дивидендов по акциям МБА, контролируемым Гаджиевым, было выплачено более 50 млн долларов. Эта сумма, к слову, значительно превышает сумму, потраченную Замирой Гаджиевой на приобретение недвижимости в Лондоне, за которую британские власти требуют от нее отчета.

Не идеализирую экс-главу МБА Джахангира Гаджиева: оформление акций на подставных лиц, конечно, не красит его. Но это даже по азербайджанскому законодательству не тянет на преступление. А у него, видимо, были серьезные основания не афишировать, что треть крупнейшего в Азербайджане банка МБА принадлежит лично ему. Более того, незадолго до отставки Гаджиева менеджмент МБА начал подготовительную работу по выведению банка на IP, планируя залистинговать акции МБА на крупнейших мировых биржах. А этому должна была предшествовать приватизация госпакета акций МБА.

Именно тогда до главы государства Ильхама Алиева довели информацию, что Джахангир Гаджиев намерен приобрести крупный госпакет акций МБА и уже начал вести переговоры на Западе о получении кредитов на эту сделку. Переговоры были предварительные и явно не санкционированные правящей элитой Азербайджана. Этого Гаджиеву, по всей видимости, не простили. Но, даже покинув должность председателя правления МБА, он не отказался от планов принять участие в торгах по покупке госпакета акций банка, подготовка к которым началась 15 июля 2015 года, когда президент Азербайджана Ильхам Алиев подписал указ № 570 о приватизации акций, принадлежавших государству.

Можно только догадываться, как преподнесли эту информацию Ильхаму Алиеву. Возможно, как вопиющую наглость. И президент Азербайджана дал добро на арест Гаджиева. Хотя ради принятия этого решения пришлось поставить под сомнение репутацию своего отца, Гейдара Алиева. Потому что, напомню, именно Алиев-старший в 2001-м пригласил Джахангира Гаджиева в МБА, поставив перед молодым предпринимателем амбиционную задачу: вывести банк в число лучших коммерческих банков постсоветского пространства. Выходит, что Гейдар Алиев в нем ошибся?

***

Когда работа над этой публикацией близилась к концу, из Баку пришла новость, что Джахангиру Гаджиеву предъявлено новое обвинение. По уголовному делу, на этот раз связанному с Россией, а именно с московским отделением МБА. И снова по целому букету статей УК Азербайджана, включая неуплату налогов.

«Новая» будет следить за развитием событий по 360-томному «российскому» уголовному делу.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close