Память о советских репрессиях

Память о советских репрессиях

Разговор литовских и российских историков
4 октября 2018 18:10 / Общество / Теги: Литва / Города: Клайпеда

На минувших выходных в литовской Клайпеде состоялся показ документального фильма «Умереть вовремя», а также открытая дискуссия на тему «Память о советских репрессиях в постсоветском обществе: Забыть? Смириться? Расквитаться», в которой приняли участие историки из Литвы и России. Неожиданный шум среди собравшихся вызвал спонтанный спор, который разгорелся между приглашенными экспертами и работниками Генконсульства РФ в Клайпеде, участвовавшими в мероприятии на правах зрителей.

Сама встреча прошла в здании творческого пространства «Фабрика культуры» и велась на русском языке. В роли инициатора мероприятия выступил Клайпедский университет (КУ) при поддержке самоуправления города-порта и посольства Литвы в России. В число гостей вошли российский историк, тележурналист и член Общественной палаты РФ Николай Сванидзе, доктор философии, историк, представитель общества «Мемориал» Николай Петров, литовский писатель и драматург Геркус Кунчюс, а также историк, депутат Сейма Литвы, экс-глава парламентского комитета по национальной обороне и безопасности Арвидас Анушаускас. Модерировал дискуссию директор Института истории и археологии Балтийского региона при КУ, профессор Василий Сафронов. Финальным аккордом всего действа стал показ фильма, ранее презентованного на телеканале «Россия-1», который повествует о трагичной судьбе реальной семьи на фоне «Большого террора».

Культура забвения

Арвидас Анушаускас, будучи депутатом Сейма, считает себя, прежде всего, историком. Свою карьеру он начинал именно на этом поприще, написав десяток научных трудов о сталинских репрессиях и деятелях антисоветского партизанского подполья. «Большая часть значимых для литовских исследователей документов находятся в Российском военном и в Центральном архивах ФСБ. Там есть десятки дел репрессированных литовских политиков и военных. Эти архивы очень важны для Литвы, но они недоступны, либо фактически недоступны...», — сказал он, подчеркнув, что в Литве 99% архивных документов открыты и рассекречены, однако опубликовано крайне мало.

Продолжая эту тему, эксперты перешли к разговору об исторической памяти. В литовском обществе, по мнению российских гостей, открыто говорят о репрессиях и их исполнителях, называя вещи своими именами.

«Вопрос о памяти очень сложный... В России, безусловно, она не запрещена. О ней можно говорить, но этот разговор немножко в пустоте, так как он ведется лишь в узком кругу, то есть вне широкой аудитории. Проблема в том, что тема репрессий никогда не была отрефлексирована по-настоящему — ни на государственном уровне, ни на уровне личном и семейном, — считает российский историк Николай Сванидзе. — Если, скажем, член семьи погиб или был ранен во время войны, это являлось и является предметом гордости, но если человек пострадал в ходе репрессий, он стеснялся об этом говорить. Это не звучало в семье, об этом не говорили публично... Мой дед по отцовской линии погиб в годы чисток в 1937 году, а дед по линии мамы в конце 40-х отсидел по ложному доносу, в 1954 году он вышел на свободу и был реабилитирован, но он никогда не затрагивал эту тему. Такие истории живут почти в каждой семье, но те поколения, которые еще что-то знали и помнили ушли, а непробиваемая стена неизвестности лишь крепнет... Выяснилось, что страна не в курсе, это мало кому интересно, а нынешние власти используют историю для оправдания своих действий во внутренней и внешней политике, а если обнаруживаются какие-то факты и эпизоды, которые могут навредить, делается все возможное, чтобы этой темы не касались», — говорит Сванидзе.

По его словам, уникальность сегодняшней России на фоне всех других постсоветских республик и стран бывшего восточного блока заключается в том, что в Литве, Латвии, Эстонии, Грузии, Узбекистане, Чехии и так далее память о репрессиях служит объединяющим патриотическим фактором, предметом широких обсуждений и скорби, а в РФ нет. Это ключевое отличие россиян от других народов бывшего СССР, хотя большой террор затронул русских не меньше остальных — и даже больше.

Роль системы

Историк Никита Петров утверждает, что позиция российской власти является губительной для современного общества, поскольку сегодня она зиждется на культуре забвения и отрицания преступлений коммунистического режима. К слову, в своих предыдущих выступлениях и публикациях он последовательно выступает за признание советского режима «преступным», называя его «тоталитарной человеконенавистнической системой».

«Виновность российской власти в сегодняшней ситуации довольно значительная. Необходимость «отрефлексировать» — это задача большой государственной важности. Она не приходит снизу, она должна быть неким встречным движением и снизу, и сверху. Память о массовых репрессиях и преступлениях против человечества является неотъемлемой частью о социалистическом бытие, и эта память, особенно в брежневские годы, тщательно скрывалась... Та же книга Солженицына была воспринята в штыки, потому что она прорывала стену молчания, а в годы перестройки она получила свое развитие не потому, что этого захотел Горбачев, а потому, что эта память шла снизу — из народа. Второй этап реабилитации должен был закончиться не так, как он завершился сегодня – он должен был закончиться осуждением всего режима, который существовал в нашей стране до 1991 года. Где признание советского государства преступным?» — констатировал историк.

Ирония судьбы

Драматург Херкус Кунчюс поведал аудитории, что закончил писать книгу об одном из символов массовых репрессий, непосредственном исполнителе и идеологе Большого террора Николае Ежове, бывшим главой МВД Советского Союза с 1936 по 1938 годы. Особый интерес вызывает то, что Ежов, по некоторым данным, был уроженцем литовского местечка Вейверяй. 

«Ежов был наполовину литовец, его мать была литовкой и сам он признавался, что очень хорошо знает литовский язык, а когда его пытали и допрашивали он признался, что свободно владеет не только литовским, но и польским. Этот персонаж очень интересен... Ежов жил и вырос в Литве, его семья жила в Мариямполе, позже переселилась в Петербург, в годы Первой мировой воевал недалеко от Алитуса, после работал в Каунасе на фабрике «Тильман». Для меня как литератора здесь вырисовываются очень интересные параллели, поскольку там же работал Феликс Дзержинский. Я хотел написать эту книгу, проследив и исследовав, как зарождается человеческий садизм», — сказал Кунчюс, отметив, что Литва поневоле стала кузницей красных палачей.

Кроме этого, писатель упомянул о важности популяризировать эти исторические эпизоды посредством фильмов и художественной литературы, так как молодежи очень трудно и зачастую неинтересно изучать все эти моменты.

Спонтанные дебаты

Формат встречи предполагал не только разговор на уровне экспертов и показ фильма, но и ответы на вопросы со стороны присутствующих в зале. Неожиданную сумятицу в зале вызвали реплики сотрудника Генконсульства РФ в Клайпеде, консула Сергея Черкалина, представившегося как «агент Кремля». Последний настаивал, чтобы эксперты ответили, зачем они нападают на российские власти, не обращая внимание на то, что в Литве замалчивают болезненную правду о Холокосте и «преступлениях «лесных братьев» против мирного населения».

«Вы вспомнили пакт Молотова-Риббентропа, но забыли о том, что 30 сентября 80-я годовщина подписания Мюнхенского соглашения, по которому ведущие европейские державы фактически отдали на съедение Гитлеру Чехословакию. Пакт Молотова-Риббентропа был защитной реакцией — попыткой оттянуть войну (...) А как же десятки и сотни тысяч евреев, которых убивали нацисты при помощи литовцев. Считаете, что они тоже не ждали советские войска? Вы говорите о «лесных братьях», представляя их борцами за свободу, но не упоминаете о десятках тысяч мирных жителях, в том числе и литовцах, которых они убивали. Не кажется ли вам, что вы обвиняете современные российские власти в том, чем страдаете сами?», — заявил он.

В ответ на эту реплику Сванидзе парировал, что в Европе никто не пытается представить Мюнхенское соглашение в качестве блага и оправдать действия Британии и Франции, чьи лидеры совершили большую ошибку, но при этом, в отличие от Сталина, не получили никаких материальных дивидендов в виде чужих территорий. В свою очередь, Арвидас Анушаускас, говоря о партизанах, отметил, что в ближайшее время выпустит новую книгу о деятельности одного из лидеров «лесных братьев» Адольфасе Раманаускасе-Ванагасе, где развенчиваются мифы о «десятках тысяч жертв».

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.