Высокие технологии придут, но не надо их торопить

Высокие технологии придут, но не надо их торопить

Глава Латгальского центра предпринимательства Владислав Станкевич — о том, как будущее ожидает Латгалию
15 марта 2018 15:46 / Экономика / Теги: Латвия, Латгалия, технологии, экономика

Не секрет, что в экономическом смысле Латгалия многими воспринимается как депрессивный регион: высокие темпы безработицы, низкие зарплаты и постоянный отток рабочей силы. С другой стороны, с того момента, как этот имидж прочно укрепился в головах жителей других регионов, в Латгалии многое изменилось. Безработица по-прежнему высока, а зарплаты значительно ниже чем в Риге. Но открываются новые предприятия, развивается сельское хозяйство, а в прошлом году здесь была образована специальная экономическая зона.   

Владислав, расскажите про Латгальский центр предпринимательства. Как давно эта организация существует и чем занимается?

Она была создана как в 2010 году под руководством министерства регионального развития и защиты окружающей среды. Это один из инструментов поддержки предпринимательской деятельности. Мы работаем с начинающими предприятиями, с молодежью, с существующими предприятиями. Для каждого из них есть какие-то определенные услуги, которые мы предлагаем. Мы организуем торговые миссии для предпринимателей, потому что видим: достаточно много разнообразных товаров производится в Латгалии, при этом латгальский, латвийский рынок довольно мал. Чтобы производящее предприятие успешно развивалось, оно должно экспортировать. Многие наши предприятия делают интересную и конкурентноспособную продукцию, но есть определенные проблемы со сбытом. Мы возим их в Финляндию, Норвегию, Голландию, Польшу — для поисков возможностей расширения рынков сбыта.
Работаем и с молодыми предпринимателями. Мы видим, что нужны определенные изменения в процессе образования для молодежи. В Норвегии, в Германии детям про предпринимательскую деятельность начинают рассказывать с детского садика. А у нас в Латвии, к сожалению, очень мало делается для того, чтобы дети задумались о предпринимательской деятельности.
Каждый год мы проводим небольшой мотивационный цикл — выбираем где-то десять-двенадцать школ в Латгалии и делаем небольшой курс на два-три часа, в котором рассказываем, что такое бизнес-идея, что такое маркетинг — просто заинтересовать детей, чтобы они посмотрели в сторону предпринимательской деятельности.

Хотела спросить вас про Латгальскую специальную экономическую зону. Она ведь недавно действует?

С прошлого года. Начну немного с предыстории. Наш основной принцип в какой-то мере скопировали со специальной экономической  зоны города Кракова. До сих пор в законе Латвии по каждой специальной экономической зоне прописаны территориальные границы. Наше качественное отличие в том, что мы можем дать статус специальной экономической зоны тому участку земли, который интересен существующему предприятию или инвестору — с условием, что в участок будут вкладываться деньги и будут создаваться рабочие места. Единственное ограничение — не более 5% от всей территории Латгалии, что достаточно большой участок земли, это территория десяти городов Даугавпилс.

Основные преимущества относительно налоговых льгот одинаковы везде — и у нас, и в Лиепае, и в других городах. Но у нас есть свой плюс, что предприятие может выбрать место, где ему больше нравится, или мы можем прийти к существующему предприятию, которое планирует вкладывать деньги, и дать ему определенные налоговые преференции.

Какие-то новые предприятия появились за этот год?

Те шесть предприятий, что вступили в специальную экономическую зону в прошлом году, — уже существующие латгальские предприятия. В начале прошлого года еще было не вполне понятно, что произойдет в Латвии со свободными экономическими зонами, поскольку прошла налоговая реформа, которая предусматривала изменения в законе касаемо подоходного налога с предприятий.

Хотела спросить про общую ситуацию в Латгалии. По сравнению с другими регионами, по таким показателям, как количество предприятий на тысячу человек, уровень безработицы, суммарный оборот, Латгалия отстает. Что с этим делать?  

Эти цифры надо смотреть в сравнении с развитием других регионов. В 2017 году безработица сильно упала в Риге, в Курземе и Видземе — в Латгалии она стала немножко ниже, но все еще держится. Это вопрос года или двух, потому что, несмотря на уровень безработицы, достаточно большой дефицит рабочей силы. Об этом говорит торгово-промышленная палата Латвии.

Конечно, это вопрос заработной платы тоже. В Эстонии, например, уровень средней зарплаты примерно одинаковый по всей стране, большого отличия между Таллином и Тарту нет. Здесь оно пока есть, но я думаю, что это вопрос времени, потому что рынок открыт, люди передвигаются — будут зарплаты расти, дефицит рабочей силы никуда не денется, и это повлияет на количество безработных в Латгальском регионе.

В самоуправлении Даугавпилса говорят, что в городе зарплаты примерно на треть ниже, чем в Риге. С учетом открытости перемещения и небольших размеров Латвии — зачем мне работать в Латгалии, если я могу получать на 30-40% больше в Риге?

Здесь достаточно много факторов. В Риге жизнь намного дороже. Просто приехать и снять квартиру — это будет стоить немалых денег, примерно ползарплаты. С другой стороны, если уровень зарплаты начнет выравниваться, то для многих будет логично оставаться здесь и работать.
Я думаю, эти факторы притормозят отток населения отсюда — с другой стороны, условия таковы, что уровень зарплат будет расти.

Если сравнить, как Даугавпилс даже визуально выглядел в 2009-2010 году — сейчас уровень развития гораздо выше. Это тоже такой показатель: количества кафе, ресторанов, развлечений — в течение последнего года они бешеными темпами открываются в Даугавпилсе. Значит, помимо каких-то основных вещей, люди начинают тратить деньги на что-то дополнительное.
Две недели назад была информация от датских предпринимателей, которые сказали, что есть проблемы: в 2016 году средний приток рабочей силы из Восточной Европы составлял 15 тысяч человек, а в прошлом году составил только 5. Уже датский производитель имеет проблемы с рабочей силой. Что это может обозначать? Я думаю, что в скором времени многие скандинавские предприятия дополнительно перенесут производственные мощности в Прибалтику. Конечно, Эстония впереди всех балтийских стран, вокруг Таллина сильное производство — но тем не менее, мы видим здесь определенную нишу и для нас.

А сейчас в Латгалии есть производства крупных европейских, скандинавских предприятий?

Есть. В Даугавпилсе много предприятий, созданных на основе внешних инвестиций, тот же Аxon Cable — большое французское предприятие, где работают 400 человек, те же эстонские инвестиции в Latvijas maiznieks. Есть норвежские инвестиции, датские. Их достаточно много — хотелось бы больше, мы будем над этим работать, сейчас государство дало нам для этого интересный инструмент.

Вообще если говорить о структуре экономики Латгалии, каковы ее конкурентные отрасли?

Исторически, основные — это древообработка, металлообработка, швейное производство, плюс производство продуктов питания — основные четыре направления, в которых мы сильны, и я думаю, что надо поддерживать то, что развито, где у нас есть опыт, люди — пытаться в этих направлениях работать в дальнейшем.

А если говорить про новые индустрии?

Видите, я на них смотрю немного скептически. Я считаю, что нужно прежде всего поддерживать существующий бизнес — он все равно будет вынужден из-за общеэкономической ситуации вводить новые технологии, потому что отсутствие притока рабочей силы означает, что предприятие должно часть своего производства модернизировать — чтобы выжить в этом мире. Высокие технологии придут, но не надо их торопить. Если у нас есть профиль обработки крупных металлоконструкций, не надо из этих людей делать программистов. Понятно, что все это будет развиваться, но не надо бросать то, что работает — надо параллельно пытаться развить другое. Эти направления больше развиты в Риге и Рижском регионе.

Все равно надо понимать, что помимо этих отраслей кому-то надо будет производить мебель, кто-то должен делать металлоконструкции для новых зданий, людям нужен хлеб — никуда все это не пропадет. И понятно, что не будут в Китае хлеб выпекать для Латвии.
Я думаю, что надо помогать тем направлениям, которые платят налоги, создают рабочие места.

К слову о хлебе — насколько правильно называть Латгалию аграрным регионом и как обстоят дела в сельском хозяйстве?

Я считаю, что министерство очень грамотно и плавно вкладывает деньги в развитие сельского хозяйства. К сожалению, не могу того же сказать про министерство экономики  Латвии по направлению развития городов, потому что в сельском хозяйстве создают более широкие программы, и для молодых, и средних — мы видим результат. По всей территории Латвии сельское хозяйство развивается. Единственное что, надо понимать, что сельское хозяйство не создает много рабочих мест.
Больше сельскохозяйственной земли вокруг, логично, что надо развиваться в этом направлении.

Вы начали говорить про систему развития городов — и что вы не согласны с тем, как это происходит. Что вы имели в виду?

Я просто сравнил те программы, которые уходят на развитие села, и те, которые уходят на развитие городов. Я считаю, что эти программы могли бы идти, имея в виду специфику Латгалии, гораздо более раздробленными, маленькими деньгами — Латгалию нельзя сравнить с Ригой, где более крупные, развитые предприятия, просто в силу экономических причин.

Нам нужны были бы более специфические программы, может быть, не такие крупные, но гораздо чаще. Тогда это дало бы толчок к развитию малых и средних предприятий.

Мне кажется, развитие городов неразрывно связано с оттоком людей, который происходит в регионе. Есть же в Латвии публичный имидж Латгалии. С одной стороны, он не очень радужный, с другой — иногда это не соответствует действительности. Вот скажите, как нужно работать над публичным имиджем Латгалии?

Вы знаете, над ним много кто работает, и Латгальский регион планирования, и самоуправление — и объединенные усилия, скажем, центр Марка Ротко, который даже нельзя назвать латгальским объектом — это скорее общелатвийский или даже общебалтийский объект. После его открытия в городе сразу появились новые гостиницы.
Достаточно много туристов из-за границы. У нас сейчас много работают над внутренним туризмом — и латвийским, и прибалтийским. Много туристов из Риги. Все это будет иметь результат, если мы будем обновлять туристические объекты, если будут развитые системы туризма.

То есть, ставка на туризм?

Я думаю, многие инвесторы могут приехать как туристы, услышав негативную информацию, и увидеть, что не все так плохо на самом деле — и в Даугавпилсе, и в Резекне, и в других городах.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.