Финансовый экспорт в Латвии прикроют

Финансовый экспорт в Латвии прикроют

Латвийское правительство разрабатывает законодательный пакет для снижения рисков отмывания денег и финансовых преступлений
12 марта 2018 10:15 / Экономика / Теги: банки, деньги, Латвия, правительство, финансы / Города: Рига

Отрасль экспорта финансовых услуг должна исчезнуть, а банки, обслуживающие нерезидентов, возможно, закроются, считают эксперты. Одновременно прекратит существование и исконно местный банковский сегмент.

Рассматривается возможность введения пошлины на рискованные транзакции с фирмами-«пустышками», которые достигают на данный момент 37% от всех сделок, заключаемых латвийской финансовой отраслью. Предполагается, что эта мера снизит желание банков обслуживать офшорных клиентов.

Представитель Латвийская ассоциации коммерческих банков (ЛАКБ) Кристина Менника сообщила, что ассоциация предлагает вместо введения налога вообще законодательно запретить сделки с клиентами, обладающими всеми тремя признаками фирмы-«пустышки», прописанными в законе о противодействии отмыванию средств. Они следующие: компания не может доказать связи декларируемой и фактической хозяйственной деятельности, ее оборот невелик или равен нулю; в стране регистрации она не подлежит достаточному надзору и не обязана подавать финансовые отчеты; она не ведет хозяйственной деятельности в стране регистрации. Дело в том, что, по мнению ассоциации, введение пошлины будет расценено международным сообществом как попытка государства нажиться на отмывании денег и еще больше повредит репутации Латвии.

Кроме того, ограничения коснутся состава советов банков: к примеру, ЛАКБ владельцам более 10% акций могут запретить входить в советы и правления их банков. Эксперты сходятся во мнении, что в результате этого ужесточения финансовый экспорт в Латвии постепенно сойдет на нет. Вопрос только в том, как быстро это произойдет.

Тем временем, министр финансов Дана Рейзниеце-Озола, пообщавшись с представителем американской службы по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN), доклад которой стоил жизни банку ABLV, заявила, что в зоне риска еще 10 латвийских банков, занимающихся обслуживанием нерезидентов. Иными словами, FinCEN может выпустить еще не один аналогичный доклад. «Новая газета — Балтия» выясняла, как повлияет потеря отрасли финансового экспорта на экономику страны.

Экономист банка Citadele Мартиньш Аболиньш считает, что утечка нерезидентских депозитов из латвийских банков будет иметь макроэкономический эффект, но большого шока не вызовет. Во-первых, потому, что европейская и мировая экономика переживают подъем. «Темпы развития таких маленьких открытых экономик, как латвийская, невероятно тесно связаны с глобальными трендами мировой торговли», —утверждает экономист. По его данным, доля закрытого банка ABLV в экономике Латвии не превышала 0,6-0,8%. Он признает, что это крупная отрасль, но утверждает, что ее не следует переоценивать: она равноценна экспорту ИТ-услуг, но ее объем равняется трехмесячному объему экспорта древесины. Экономист утверждает, что сокращение нерезидентского банкинга не дает повода снижать прогноз роста латвийской экономики. 

«Весь нерезидентский бизнес непосредственно создает немногим более процента внутреннего валового продукта, — сообщил Мартиньш Аболиньш. — Конечно, надо учесть, что это экспортная отрасль, и она оказывает дополнительное влияние на экономику. В целом, по моим расчетам, ее вклад в латвийский ВВП не превышает 1,8%». Какими темпами будет сокращаться отрасль в результате нового регулирования, Аболиньш прогнозировать не берется: «Сектор переживает бурные перемены. За последние два года общая масса нерезидентских депозитов уже сократилась более чем на 30%, и уже в прошлом году это повлияло на общий рост экономики: в финансовом секторе  добавленная стоимость упала почти на 17%. С учетом нынешних проблем эта тенденция ускорится. Думаю, давать тут какие-то прогнозы трудно, это уже вопрос к министерству финансов и регулятору — каковы будут их следующие их шаги».

Однако не все эксперты оценивают «вес» латвийского финансового экспорта так низко. СМИ цитируют декана факультета бизнеса, управления и экономики Латвийского университета Гундара Берзиньша, который заявил, что отрасль приносит Латвии почти 5% ВВП. Берзиньш считает, что нерезидентским банкам будет трудно сменить модель бизнеса и найти новую нишу. Инвестиционный банкир Гиртс Рунгайнис также считает, что места на внутреннем рынке для них не найдется. «Так сложилось исторически, что Латвия отдала свой «домашний» банкинг на аутсорсинг скандинавам, — рассказал он «Новой газете — Балтия». — У нас самые крупные банки, которые обслуживают местных клиентов, обеспечивают самую большую кредитную массу и так далее, — северного происхождения. Объем, удобства и качество их работы, дешевизна их денег делает конкуренцию с ним практически невозможной для местного банка». Рунгайнис считает, что именно борьба на внутреннем рынке универсальной банковской деятельности со скандинавами вызвала в 2008 году крах Parex.

«Негативное влияние этот процесс, конечно, окажет, — заявил «Новой газете — Балтия» председатель правления Латвийской торгово-промышленной палаты Янис Эндзиньш. — Насколько оно будет велико, мы со временем увидим. Хуже всего то, что у нас должны развиваться предприятия, которые обеспечивают стабильные рабочие места, высокие зарплаты и солидный социальный пакет, а финансовые учреждения именно таковыми и являются, и если этот сектор сокращается, у нас будет меньше хороших рабочих мест. Последствия закрытия банка ABLV проявятся, я думаю, в течение года. К тому же надо иметь в виду, что кроме непосредственно банка в группу ABLV входили и предприятия, реализовывавшие крупные девелоперские проекты. Будущее квартала  New Hanza и музея современного искусства теперь под большим вопросом, а реализация всякого крупного строительного проекта оказывает влияние на экономику. Однако сейчас встает уже следующий вопрос: будет ли закрытие ABLV единственным прецедентом, или последуют и другие подобные. Сообщалось, что США направят нашему правительству и регулятору дополнительную информацию, которая выстрелит подобным образом и по другим банкам. Я лично никак не ожидал, что такое случится с ABLV, поскольку было известно, что за последние годы они инвестировали очень большие средства в противодействие отмыванию денег и процедуры контроля. Я думал, что проблема решена, но что-то там все же у американцев на них нашлось. Вопрос теперь в том, как обстоит дело у других банков с контролем и AML».

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.