Казиник: На постсоветском пространстве никто не добился демократии
Фото: facebook.com/michail.kazinik

Казиник: На постсоветском пространстве никто не добился демократии

Скрипач Михаил Казиник — о том, как убить в себе дракона
5 марта 2018 18:47 / Культура / Теги: искусство, культура, Латвия, общество / Города: Рига

Историк музыки, скрипач Михаил Казиник — гражданин Швеции, но при этом безусловно, человек мира (вообще) и Европы (в частности). В эти дни он снова в Риге — с концертами и мастер-классами и в беседе с «Новой газетой-Балтия» говорил о наболевшем.

Напомните нашим читателям, что значит в вашей жизни Рига?

Отсюда вышло столько великих музыкантов, что о них можно говорить долго — скрипачи Гидон Кремер и Филлип Хиршхорн, виолончелист Миша Майский, дирижер Марис Янсонс. Знаменитый историк музыки Соломон Волков здесь вырос! Но есть много и других людей, искренне любящих музыку.

Например, совсем недавно ушла из этого мира совершенно замечательная женщина, лектор-музыковед, одна из лучших, кого я  знал... Маргарита Владимировна Тунс. Она столь искренне любила музыку, была энтузиастом, привлекала к творчеству молодое поколение. Ей было более восьмидесяти лет... Незадолго до ее ухода я встречался с этим светлым человеком, у нее был рак, я понимал, что она прощается...

Мы с ней вместе были в жюри конкурса «Восходящие звезды», который я сейчас провожу вновь в Риге. Это была личность. Умница, интеллигент! Когда-то в детстве, а это чуть ли не полвека назад, я был в Риге на ее лекциях о музыке. Чудо из чудес! Два года подряд мы встречались на конкурсе. Мне ее будет очень не хватать.

И, конечно, Юрмала?

Я, как культуролог, мечтал бы, чтобы в концертный зал «Дзинтари» вернулась та же жизнь, что была и в шестидесятых годах прошлого века. Я каждый год, приезжая на фестиваль «Рижское лето», видел великих музыкантов — скрипачей Леонида Когана, Давида Ойстраха, виолончелиста Мстислава Ростроповича, пианистов Эмиля Гилельса и Святослава Рихтера. Видел, как дирижировали Мравинский, Янсонс и все прочие. И было огромное количество народа, интеллигенции! И после концертов ходили по пляжу и на всех языках говорили о Бахе, о Моцарте, о Бетховене, о Шопене, о том, как дирижировал Кирилл Кондрашин и как дирижировал Мравинский, и чем он отличаются. Это такое чудо, к которому я бы очень хотел вернуться!

Я действительно объездил почти весь мир. Только вот еще не всю Африку и Латинскую Америку. Мне вспоминается хокку Мацуо Басе: «Видели все на свете мои глаза и вернулись к вам, белые хризантемы...» Я бывал на концертах и в «Карнеги-холл», и в «Альберт-холле», и в Концертхюсете, и в Концертгебау... Но «Дзинтари» — главный зал в моей жизни, к нему с детства приросло мое сердце.

Каждый мой приезд в Юрмалу — дань благодарности моей маме. Она год за годом возила меня, еще совсем маленького, сюда, в «Дзинтари» — на концерты фестиваля «Ригас васара» («Рижское лето»). Знаменитые оркестры дневали и ночевали здесь чуть ли не весь июль и часть августа. Я никогда в жизни больше не испытывал таких потрясений, как тогда. Сидел подряд на всех классических концертах в течение месяца. Это было чудо: звуки моря, запах сосен и музыка! Благодаря маме я это все впитал в себя с детства именно в Юрмале.

Помню Юрмалу, когда сюда приезжали поэты Андрей Вознесенский и Евгений Евтушенко. А еще здесь отдыхал великий Аркадий Райкин! Они были открыты и дружелюбны, с ними можно было спокойно общаться. Многие не поймут, но для меня Рижское взморье намного симпатичнее средиземноморской экзотики. Не могу творить среди пальм. Я северный человек, питерский по рождению. Здесь чувствую соразмерность — ионическим соснам, природе, дюнам. Именно здесь, уже в юности, попав в Юрмалу зимой, я писал стихи: «Там, где волны о берег ранились, там где пена для перьев Райниса, нынче ветер, любовник зимы, расстилает постель кутерьмы».

В интервью латвийским изданиям вы достаточно темпераментно реагируете на некоторые страсти, которые заметны в маленьком латвийском сообществе...

А как иначе? Это же мое близкое, и многое я воспринимаю как личное, родное!

Но какие могут быть для человека культуры языковые проблемы в начале XXI века? Гляньте на Финляндию, которая из царской окраины стала одной из ведущих стран Европы благодаря тому, что она стала перекрестком мира и культуры! У финнов не было комплекса неполноценности, хотя шведский язык явно богаче. Возьмите маленький городок в Финляндии: там главное здание — это Шведский театр, хотя сейчас шведов всего 5% населения города.

Билингвальные страны — это страны, как правило, успешные. На перекрестке культур всегда взрастают прекрасные плоды. У Бетховена полно русских мелодий, мадьярских, всяких! Все гении — Моцарт, Гайдн, Бетховен, Малер — выросли на перекрестке культур. Так вот, если страна не хочет быть перекрестком культур и строит свое маленькое мононациональное государство с населением в один миллион, то пеняйте на себя через десять лет. Пеняйте, если люди вдруг не поймут, что только дружба, любовь и культура объединяют людей на уровне истинного общего языка. И все прошлые идеи «старшего брата», обиды — это все уже давно закончилось.

Русские обязаны говорить свободно на латышском языке, если они хотят жить в этой стране. Но я ничего бы не имел против, если бы латыши сохранили билингвальность и передали традиции языка Пушкина, Гоголя, Достоевского, Толстого. Потому что нет большего счастья читать латышу Пушкина в оригинале, а русскому — Райниса в оригинале. И все вопросы решаются просто, если отбросить все амбиции и сказать: братья, мы живем в маленькой красивой стране, у нас такая удивительная история! У нас в Риге гостили Роберт Шуман, Ференц Лист, Клара Вик-Шуман, Рихард Вагнер! Какой чудо-город, куда приезжают со всего мира! Мы красивые, мы творческие, мы умные, и нас мало! Но мы очень интересная страна в Европе!

Вот о чем тут должны говорить друг другу. Если строить отношения на этом, то сколько вы получите любви, света и денег! Вместо того, чтобы драться. Если вам так не нравится, то живите, как хотите — я-то приехал и уехал... Извините, что так много говорю, просто у меня накипело. Я переживаю, мне больно, потому что Латвия — с детства моя любимая страна, а Рига — один из любимых городов мира. В этом городе только жить-поживать, да добра наживать. Я очарован красотой Латвии и восхищаюсь красотой латышских женщин. 

А пока что — паранойя. Постпараноидальное обострение после параноидального советского строя. То есть, я считаю, что на постсоветском пространстве никто не добился демократии. А чтобы выйти из совка, надо для этого говорить о прекрасном, о космическом, о музыке, о музыке сфер, о красоте человеческого тела и духа. Так займитесь этим! И тогда совок уйдет.

Помните, как в «Драконе» Евгения Шварца рассказано, что случилось после того, как Ланцелот победил Дракона? «Люди, я убил Дракона!» — сказал он, и все пали на колени перед ним. Потому что раз он убил Дракона, значит, он Хозяин, он еще сильнее предыдущего! Значит, он дважды Дракон! Но Ланцелот говорит: «Люди, вы свободны!» И что эти люди делают? Ах, раз свободны, то они бегут, разбивают витрины магазинов и тащат товары, все, что под руку попадается. И Ланцелот говорит, что он-то убивал одного дракона, а дракон оказался внутри всех. Надо убивать дракона внутри себя. Я удивляюсь, как Сталин не расстрелял Шварца... 

К счастью, Шварц эту пьесу положил в стол.

В любой тоталитарной стране Шварца могли бы расстрелять после первой же пьесы. Помните, как в «Обыкновенном чуде» градоначальник говорит Королю: «Я вам скажу со всей прямотой! Я человек смелый, я вам скажу смело! Вы — великий человек!» Вот этого совка в виде дракона надо из себя вытащить и останется чистый человек, человек Европы. А также человек Баха и «волкеровских» органов, которых в Риге целых шесть, так что Рига — одна из органных столиц мира! Шесть великих органов в одном небольшом городе — говорите лучше об этом, чем начинать ссориться и говорить, кто гражданин, а кто негражданин, кто с каким акцентом говорит.

И к счастью, есть возможность заниматься прекрасным. Я в эти дни возглавляю жюри конкурса «Восходящие звезды». Занимался с детьми в рижской школе Экзюпери, а потом и в знаменитой музыкальной школе имени Эмиля Дарзиня, откуда все ваши всемирно знаменитые музыканты. Подумать только — эти детки такие крошки, и у них уже свет в глазах.

Уверен, что понимающие родители сделают все, чтобы дети любили, понимали, чувствовали, а еще лучше, играли великую музыку. Ибо она пища для мозга математика и физика, поэта и художника, филолога и программиста. В ней — вселенское знание. И у таких детей, надеюсь, не будет времени  говорить о лишнем.

И, к счастью, есть возможность прийти на концерт и отключиться от всей  болтовни. И тогда приближаешься к Вечности и к вечным идеям. Все остальное — это суета сует.

 

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close