«Молодежь в городе не бывает свободна»
Фото: Мария Епифанова

«Молодежь в городе не бывает свободна»

​Как выглядит открытое молодежное пространство в маленьком литовском городке
9 января 2018 17:30 / Общество / Теги: культура, Литва, молодежная культура, общество / Города: Висагинас

Висагинас зимой выглядит сурово. Одинаковые пятиэтажки из красного кирпича, запертые посреди густого соснового леса. Население здесь — двадцать тысяч человек, безработица высокая: закрытие Игналинской АЭС превратило город атомщиков в город-призрак.

Молодежи делать особенно нечего, и поэтому молодежь, закончив школу, активно разъезжается, если есть возможность, — кто в Вильнюс, а кто еще дальше. До недавнего времени способов разнообразить досуг у подростков тоже было немного — а потом появилась «Точка».

Это история про молодого художника, который, разработав собственную методику, решил открыть свой молодежный центр — и ему это удалось.

С Алексеем Уразовым мы познакомились два года назад — там же, в Висагинасе. Он, конечно, выделяется из толпы — особенно в маленьком консервативном городке: длинные волосы, ходит босиком, говорит много, быстро, охотно, особенно когда речь заходит о его работе. Тогда «Новая газета — Балтия» уже писала про его конфликт с городским самоуправлением: у Леши была небольшая арт-лаборатория «Точка», которую он хотел превратить в полноправный молодежный центр, но из занимаемого им помещения «Точку» выселили, а нового места не дали. В самоуправлении тогда говорили, что не против самой идеи — но нет площадки, сам Леша объяснял это мировоззренческим конфликтом с директором дома творчества. Которую, впрочем, понять можно: есть какие-то кружки, секции, которые худо-бедно функционируют, а тут приходит этот неформал со своими странными методиками и концепцией свободного творчества.

Полтора года назад проблема решилась — самоуправление выделило помещение под новую «Точку». Это был момент почти критический: вещи уже почти год лежали в доме творчества, их просили вывезти, а вывозить было некуда. Оказалось, что помещение пустует без постоянных жильцов давно, на какое-то время там поселились строители, которые вели ремонтные работы, а как они съехали — снова освободилось. «В какой-то момент позвонил директор самоуправления, сказал: вот, есть помещение, — вспоминает Алексей Уразов. — Нас привели сюда, и мы офигели — здесь был полный бардак, грязь, пыль. Мы начали все это отмывать. Получили бесплатную аренду, но самоуправление сняло с себя обязанность платить за коммуналку — то есть, эти 3,5 — 4 тысячи в год легли на нас».

Сейчас, когда помещение отмыли, почистили и практически навели порядок (хотя один из этажей все еще занимают неразобранные вещи), можно сказать, что ребятам повезло — места здесь много. «Точка» занимает пять этажей углового пространства дома — на каждом около пятидесяти квадратных метров — плюс чердак. Еще есть подвал, который используют под временные экспозиции.

Все это пространство максимально организовано. Второй этаж отдан на откуп молодежи — в основном, школьникам 15-18 лет, которые приходят сюда после уроков. Здесь они могут делать, что хотят — слушать музыку, играть в настольные игры (Уразов перетащил в «Точку» личную большую коллекцию игр), читать, общаться — или вообще ничего не делать. Строго запрещается только пить и курить — это правило для всей «Точки».

«На второй этаж мы, взрослые, стараемся не ходить, — говорит Леша. — У второго этажа есть конкретная задача. Молодежь в городе не бывает свободна. В школе ты должен. Домашняя работа — ты ее должен. Дома ты должен: убраться, погулять с собакой, поесть, не сидеть за компом. В кружках ты тоже должен. Ты заходишь — учитель не говорит тебе: делай, что хочешь. Он говорит: давай, строгай, бегай. Получается, у человека нет времени и места, где он может быть собой. Кроме того момента, когда он закрывается у себя в комнате в наушниках, сидит в компьютерной игре. «Точка» дает эту возможность ощутить свободу. Они никому ничего не должны».

Алексей Уразов. Фото автора

Третий этаж занимает администрация — или попросту «взрослые». А точнее, сам Алесей Уразов и человек пять-шест волонтеров. Все они — не на зарплате, у каждого своя работа. Давид — программист, он приходит работать сюда, заодно оплачивает часть коммуналки. Райнис сейчас в поисках работы. Антон занимает туризмом, хочет развивать Висагинас и окрестности — недавно с женой открыл свою фирму. Все они по возможности помогают работе «Точки».

На четвертом этаже своего рода зона рекреации. Главное здесь — большая комната, оформленная восточными мотивами, в ней можно заниматься йогой, медитацией или, например, устроить чайную церемонию. Пятый этаж пока не разобран, а чердак превращен в подсобку. Здесь хранятся большие запасы всевозможных костюмов и атрибутики. Раньше Леша работал аниматором, теперь бросил, но создал свою небольшую аниматорскую контору — принимает заказы и поручает подросткам, для них это возможность подзаработать на карманные расходы. Тут же коллекция пластинок и старой техники — магнитофонов, телевизоров, компьютеров. В основном, старых или сломанных — но ребята могут восстановить и пользоваться.

Фото автора

Вообще, под творчество здесь отдан каждый квадратный сантиметр пространства. Лестничные пролеты между этажами сплошь уставлены книгами — классика, фэнтези, эзотерика, психология, история. Многое отдавали жители города, что-то, как говорит Леша, удалось перехватить на пути к свалке. Стены белые — на них можно рисовать, писать, расклеивать плакаты. «When the world was at war, we kept dancing (когда мир воевал, мы продолжали танцевать — англ.)», — гласит граффити на одном из этажей. Разноцветные сердечки на другой стене рассказывают о разных видах сексуальной идентичности — гомосексуальность, транссексуальность, бисексуальность, трансгендерность. На третьей — выписанная детским почерком цитата: «Планете не нужно большое количество «успешных людей». Планета отчаянно нуждается в миротворцах, целителях, реставраторах, рассказчиках и любящих. Она нуждается в людях, рядом с которыми хорошо жить».

Второй этаж — свободное пространство. По словам Уразова, регулярно, пару раз в неделю, сюда приходят 60-70 школьников, а ежемесячная проходимость — около 300 человек. А вот чтобы подняться выше, нужно что-то придумать — репетиции на гитаре, чайную церемонию, выставку.

«Главное — чтоб они сами чего-то захотели, — рассказывает Леша. — Есть гитары, есть перкуссионные инструменты, есть огромное количество настольных игр, книг. Есть пространство четвертого этажа, где можно позаниматься медитацией, сделать чайную церемонию, позаниматься йогой, спортом немножко. Есть чердак. Крафт, костюмы, арт-инсталляции. Рисовать — пожалуйста: есть стены, полотна. У нас нет денег на настоящие полотна, поэтому мы красим доски в белый цвет, потом ребята на них рисуют акрилом или гуашью».

Фото автора

Раньше, на старой «Точке», говорит Алексей Уразов, он хотел был мотивационным педагогом — все время что-то придумывал, организовывал, старался увлечь ребят своей активностью. А теперь следует образовательной философии Александра Нилла, который проповедовал самоопределение и раскрытие через личную свободу. По словам Леши, это работает. Кому-то, чтобы раскрыться, хватает пары недель — а кому-то нужны месяцы. Иногда подросток сам начинает что-то делать и просит оставить его в покое, иногда просто говорит: «Мне скучно, подскажи, чем мне себя занять».

«Для меня важно, чтобы они сами начали выбирать, а не я им всовывал, — объясняет Алексей. — Часто страшно предлагать что-то: выглядит глупо, отругают, посмеются. Часто в школе как? Ты пишешь стихи, тебе говорят: ты не Пушкин. Ты рисуешь, тебе говорят: ты че, Айвазовский? У учителей бывают нормальные такие шутки. Вот он и думает: я не Пушкин, я не Айвазовский, я не художник, не музыкант, а черт знает что. Это нужно менять, но это меняется только через свободу».

Впрочем, кроме свободного времени есть и общие мероприятия, хотя участие в них строго добровольное. «Есть Шлемы — сейчас мы их реже проводим, — рассказывает Алексей. — В шлем — настоящий, железный— кидают записки. Нет табу — любая тема, человек задает любой вопрос, какой он хочет. Его кто-то достает, читает, и все по кругу отвечают. Нет перебиваний, дискуссий, троллинга или стеба — никогда. Ты представляешь свое мнение, передаешь другому человеку — он представляет свое мнение. Это помогает людям задавать вопросы. Были совсем табушные темы, например: я ненавижу своего отца, что мне делать? Я постоянно думаю о суициде. Есть смешные темы: каким суперчеловеком вы бы стали? Если вы президент Литвы, ваши первые действия?»

С начала года Алексей планирует еще одно нововведение — языковые часы. В прошлом году уже пробовали, но потом бросили. Суть простая: пару раз в неделю вводить на втором этаже час или два английского. Можно делать все то же самое — общаться, играть, слушать музыку — но обязательно на английском. Еще два дня в неделю можно ввести такие же часы литовского (в Висагинасе, самом русском городе Литвы, это актуально).

Диана, одна из регулярных посетительниц “Точки”. Фото автора

Сейчас единственная проблема, которая есть у «Точки», — это финансовая. Вся деятельность выстроена на волонтерстве, но коммунальные платежи съедают 3,5 — 4 тысячи в год, а «Точка» сама не зарабатывает, так что оплачиваются они из денег самих волонтеров или пожертвований друзей. Леша говорит: если самоуправление готово было бы продержать их хотя бы год на своем бюджете, за те же деньги они наняли бы координатора проектов, который помог бы заработать собственные средства. Концепция открытого молодежного пространства близка многим фондам и некоммерческим организациям, выдающим гранты, но на поиск таких фондов у самого Алексея нет времени — кроме «Точки» есть еще семья и работа.

Алексей считает, что перспективы у его проекта, получи они небольшую финансовую поддержку, хорошие. «Может, однажды воплотиться наша мечта — открыть «Точку» в Даугавпилсе. А дальше, возможно, удастся покрыть «Точками» — с единой концепцией и правилами — всю Европу». 

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.