Кино в Юрмале приросло звездами
Фото: фото: Матвей Трошинкин

Кино в Юрмале приросло звездами

Даниэль Ольбрыхский рассказал о съемках фильма «Ван Гоги» в Юрмале
6 октября 2017 09:37 / Культура / Теги: кино, культура, Латвия / Города: Юрмала

Двадцать лет назад великий артист Даниэль Ольбрыхский бывал в Юрмале — во время кинофестиваля «Балтийская жемчужина». А сейчас он на курорте работает почти полтора месяца, снимается в новом фильме «Ван Гоги» — с рядом именитых российских артистов. Великий человек у осеннего моря!

Фильм «Ван Гоги» — первая режиссерская работа Ливнева после 23-летнего перерыва. Более известен, как сценарист и продюсер (например, был автором сценария легендарной «Ассы» и продюсером «Страны глухих»). Не менее именитый оператор — Юрий Клименко («Матильда», «Трудно быть богом», «2-АССА-2», «Анна Каренина», «Космос как предчувствие», «Прогулка», «Дневник его жены»  и многие другие). Среди артистов — Алексей Серебряков, Елена Коренева, Ольга Остроумова, Светлана Немоляева, Наталья Негода, Александр Сирин, Полина Агуреева, Ела Санько. Фильм запустила в производство российская компания Леополис.

фото: Матвей Трошинкин

«Почему «Ван Гоги»? Не скажем, чтобы интрига сохранялась до конца, — говорит режиссер. Но посмотрев на актеров, можете строить свои догадки. Могу только сказать, что Алексей — это сын, а Даниэль — его отец. А вот почему Латвия? Прежде, чем принять решение, я рассматривал много разных мест. Мы посещали такие разные места, как Одесса, Тбилиси, естественно, смотрели Москву и Санкт-Петербург. То есть, рассматривался любой крупный город на пространстве бывшего Советского Союза, ведь и действие происходит в достаточно крупном городе, в котором есть культурные традиции. В итоге мы остановились на Латвии, о чем я совершенно не жалею.

Мы снимаем в Юрмале, потому что здесь есть потрясающий дом, построенный в конце XIX века латвийским промышленником. Сейчас он принадлежит, насколько я понимаю, Латвийскому университету. Выдающаяся архитектура и интерьера — все это нам подошло. Приятная атмосфера маленького приморского городка Юрмала и рядом Рига с ее историей, Старым городом, европейский современный город и в то же время со своей историей и стариной. Здесь хорошее сочетание большого города и уюта. Я настроен на то, чтобы сюда возвращаться и возвращаться. Латвия будет в фильме Латвией, Даниэль играет крупного дирижера, который всегда жил в Риге. Мы снимаем с 1 сентября и планируем закончить 15 октября и потом нам еще предстоит несколько дней в  Израиле. Латышские актеры есть в небольших ролях. Фильм довольно камерный, там нет масштабных сцен».

фото: Матвей Трошинкин

Но основное внимание, конечно, к великому Ольбрыхскому.

«Каждый фильм — это кусочек жизни, — говорит он на отличном русском. — Чем человек старше, тем больше ценит это время жизни, которого становится все меньше и меньше.

Надо влюбиться в друг друга на время работы. Быть может, в результате ребенок и не родится, но надо быть уверенным, что наш ребенок будет самым чудесным в мире. Это вообще мой принцип, когда решаю, буду играть или нет. И потом, как обычно, считаю, что это самый важный сценарий в моей жизни. Иначе невозможно шагнуть к камере, сделать этот прыжок. Каждый день просыпаюсь и думаю, что это самый важный день моей жизни. Все. И я в хорошей компании. И только прошу мне не мешать, а то я буду актерски хуже. Нет категорий, театральный или киноактер. Есть категория хороший или плохой. Хотя есть и третья категория — средний актер.

фото: Матвей Трошинкин

Кстати, режиссер говорит, что не ждет коммерческого хита, а я жду! Режиссер говорит — фильм для вечности, а я говорю — для людей.

А Юрмалу вспоминаю, мы тут были во время кинофестиваля с Михалковым. Дорогой Никитка, конечно, большой артист. Я помню, как в молодости на кинофестивале в Москве в пресс-баре были до шести утра, ну молодые были, пели, пили, танцевали. И на завтрак выходил мертвый, хотя мне был 21 год. И мне говорили: «К сожалению, кефира нет!» И вдруг появляется Никитка: «Два раза по 150 грамм!» Я ему: «Никитка, ты с ума сошел, смотри, какое время, девять утра!» «А в Токио сколько? Это же международный фестиваль!» И выпили по японскому времени. Великий артист. Давно его видел, но иногда письма пишем друг другу о том, что в мире происходит. И очень сердечно спорим друг с другом. Дружба осталась, конечно, это убить никто не может».

фото: Матвей Трошинкин

«Я прочитала сценарий и он мне очень понравился, — говорит одна из исполнительниц Елена Коренева. — Там замечательные диалоги, и это очень личная тема, по нюансам даже. И как любое откровение, это находит отзыв в том смысле, что я узнала и свои жизненные ситуации, волнующие моменты взаимоотношений с моими родителями, которые ушли уже из жизни. И то, что я слышала от многих моих друзей, когда они сталкиваются в определенном возрасте с человеческим увяданием. Это такой провоцирующий на человечность момент, на обнаружение во всех нас чисто инстинктивно жестокости и, с другой стороны, раскаяния и в то же время большой нежности. И в отличие от того, что у нас сегодня в России предлагается и ставится, я в этом сценарии увидела большой плюс. Сергей меня поразил. Люди с  возрастом закрываются и вычисляют, где открываться. А здесь, по-моему, без оглядки просто исповедальное. Поэтому я согласилась.

фото: Матвей Трошинкин

Я впервые в Юрмале. Здесь так много коллег поселились — из Москвы. И теперь я увидела, почему и зачем они здесь окопались. Линия берега, вырваться после работы из Москвы. Живу  гостинице в комфортных условиях. Я не привыкла в таких условиях находиться на съемках. Спасибо, что чисто, экология, красота. После Москвы — отсутствие шума».

«Фильмы, как известно, бывают разные, — говорит исполнитель роли сына Алексей Серебряков. — Большинство из них жанрово примитивные, и вряд ли из них можно что-то почерпнуть, кроме гонораров, которые получаешь, участвуя в них. Но иногда встречаются картины, которые важны для твоего душевного состояния. Через эту работу ты можешь понять, кто ты такой, в каких отношениях ты с окружающим миром. И сейчас мы снимаемся в такой истории, где отношения уже пожилого сына с еще более старым отцом. Мой отец умер, мама жива, слава Богу. И эта история дает возможность разобраться в своих отношениях, в себе, понять, что такое старость, уход, как к этому можно или нужно относиться. Такие картины бывают редко. При моей большой кинобиографии у меня таких всего несколько, их, если угодно, можно назвать гамлетовскими». 

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.