Эдвард Лукас: Безопасность Запада покачнулась
Фото: Wikimedia.com

Эдвард Лукас: Безопасность Запада покачнулась

24 ноября 2015 12:00 / Политика / Теги: Европа, терроризм

Колонку британского журналиста Эдварда Лукаса сегодня публикует BNS.

Когда сталкиваешься с экзистенциальной угрозой, нужны жертвы, чтобы ее преодолеть. Таков урок холодной войны, который мы забыли после 1991 года и который мы снова должны выучить после парижского кровопролития.

На весах  —  организация безопасности,  чтобы защитить нашу цивилизацию. Она позволяет нам вести комфортное и сосредоточенное на себе существование так, как мы сейчас считаем само собой разумеющимся — кроме тех случаев, когда мы оказываемся лицом к лицу с джихадистом, вооруженным автоматом Калашникова, который считает нас греховным воплощением ценностей эпохи просвещения и, которое он стремится уничтожить.

Эта безопасность стала хрупкой. Она не способна справиться с катастрофическими экономическими, политическими и демографическими условиями на наших окраинах, как и с потоком иммигрантов из не справившихся и не справляющихся стран. Точно так же она не может справиться с отчужденными религиозными и этническими меньшинствами в наших странах.

Наша безопасность покачнулась: связанные с миграцией страхи почти уничтожили Шенгенскую зону безвизового режима, которая дала европейцам наибольшую в истории свободу передвижения в этой части света. Наши усилия по достижению мира и в военном деле в Сирии, Ираке и Ливии потерпели жалкий провал. Наши службы борьбы с терроризмом годами предупреждали нас, что не смогут справиться с многочисленными террористами-джихадистами.

В нынешней ситуации нас ждет поражение. Это не значит, что мы увидим на Эйфелевой башне черные флаги халифата, но провал организации безопасности может поляризовать наше общество и превратить его в кошмарную мозаику регионов с военным присутствием и запретными зонами

Чтобы очнуться, нам требуется прежде всего воля к победе. Мы не можем убедительно спорить с джихадистами, поскольку мы не верим в свои увядающие либеральные идеи также твердо, как они — в свои возбуждающие нигилистические идеи.

Цивилизация — не только свод правил. Это также инициатива. Мы должны страстно превозносить ее, практиковать ее принципы дома и пропагандировать их на чужбине. Подобный образ мышления был очень даже знаком либералам материковой Европы 19-го века, которые хотели создать свободные от влияния церкви и феодального порядка страны. Он был знаком и во время холодной войны — мы хотели освободить порабощенные народы советской империи и защитить свои свободу и демократию от угрозы коммунистического тоталитаризма.

От этих грандиозных идей остались лишь осколки. Мы по-прежнему верим в светскость и науку, но не настолько твердо, чтобы стремиться выступить против фанатиков и распространителей мифов. Мы ощущаем на себе слишком сильную вину за реальные и воображаемые ошибки, чтобы настоять на своем. Мы устали и оробели. Вместо победы в споре мы ценим безопасное пространство для дискуссий. Постмодернистские идеи об относительности истины и социальной конструированности моральных норм подрывают нашу способность убедительно заявить, что мы правы и наше дело правое; наша цивилизация лучше, щедрее, скромнее и справедливее любой из созданных самонадеянной жестокостью джихадистов или мстительным фальшивым пафосом России и Китая.

Мы также должны смириться с тем, что имеем дело с людьми, которые не разделяют наше мировоззрение. Международное право, дипломатия и институты — хорошие средства для преодоления разногласий с людьми, которые придерживаются тех же правил игры. Джихадисты так не делают (не делает этого и Путин). Когда стоишь лицом к лицу с противниками, которые ради победы безжалостно пользуются силой и рискуют, поиск компромисса гарантирует не мир, а поражение.

Если мы хотим победить, мы должны в дальнейшем смириться с меньшим комфортом. У нас может быть меньше денег. Мы, возможно, сможем меньше делать то, что хотим, так, как хотим. Как и во время холодной войны, эти ограничения и жертвы станут ценой выживания нашей цивилизации.

Для начала мы должны признать, что бизнес и финансы — слуги нашей цивилизации, а не ее господа. Наша бизнес-модель основана на идее нейтральности денег. Таким образом, наши банкиры, адвокаты, аудиторы и маклеры по сделкам с недвижимостью оперируют в Лондоне и других мировых финансовых центрах нефтедолларами из Саудовской Аравии и других стран, пропагандирующих самую ядовитую форму ислама, которая с презрением относится к иудеям, христианам, вероотступникам и атеистам. То же они делают с имуществом, которое приближенные Путина украли у народа. Когда мы откажемся от связей с этими режимами, пострадают наши кошельки, но мы больше не будем вести бизнес с людьми, которые стремятся нас уничтожить.

Европейский союз должен вести себя как великая держава. История учит нас, что империи, которые не стабилизируют свои окраины, позже позволяют им дестабилизировать себя. Это происходит с руководимой в Брюсселе и Франкфурте крупной либеральной империей, которая является таковой во всех отношениях кроме названия. Обладающий 500-миллионным населением и превышающим 17 триллионов евро ВВП ЕС при желании смог бы направить экономические и военные силы за свои границы. Это необходимо. Это означает большие ограничения суверенитета стран. Мы мирились с такими ограничениями под руководством США во время холодной войны. Настало время снова с ними смириться. Ни одно государство не может победить в одиночку; вместе у нас есть шанс.

В конце концов, мы должны признать, что подрывная деятельность и пропаганда являются реальными угрозами, а не созданными службами безопасности пугалами. Наш враги ведут информационную войну при помощи нашей технологии. Почему считается приемлемой ситуация, где джихадисты обладают свободой действий в социальных сетях или разделах комментариев опубликованных мейнстримными изданиями статей? Мы бы не разрешили своим врагам разбрасывать лозунги ненависти на улицах наших городов. Мы не должны позволять им пользоваться и скоростными дорогами информации. Это ограничивает не свободу слова, а анонимность.

Во время холодной войны мы прилагали усилия для разоблачения подрывной деятельности коммунистов и противостояния ей в профсоюзах, СМИ, академических кругах и других сферах общественной жизни. Мы также отражали советскую дезинформацию как в форме публичных ответов, так и выявляя пути, которыми она попадала в СМИ. Этот подход был временами противоречивым, мы несомненно делали ошибки, но он был необходим и в конечном счете оправдал себя.

Мы должны возобновить подобное поведение. Либералам пора пересилить страх перед сотрудничеством с «государством». Борьба с исламистским экстремизмом не поможет государству. Это самозащита в борьбе, которую мы проигрываем не из-за слабости, а из-за безволия.

* * *

Эдвард Лукас — автор книг «Новая холодная война» и «Обман», снискавших международный успех, журналист и вице-президент действующего в Вашингтоне и Варшаве аналитического центра Center for European Policy Analysis (CEPA).

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.