Татьяна Толстая: «Рига — городок в табакерке»
Фото: автора

Татьяна Толстая: «Рига — городок в табакерке»

3 февраля 2017 17:46 / Культура / Теги: культура, Латвия, Россия / Города: Рига

В латвийской столице состоялась творческая встреча с известной российской писательницей Татьяной Толстой. Во время встречи, организованной журналом «Лилит» (есть у Татьяны Никитичны и одноименный рассказ, кстати) гостья рассказала о политике (об этом сразу же спросили из зала), о русском мире (но преимущественно с точки зрения кулинарии). И поведала, что «Рига — это городок в табакерке», явно намекнув на великолепную сказку Владимира Одоевского, писателя XIX века. 

«Зал приятный, он по своему строению, как икона» — сказала Толстая, выйдя на сцену небольшого, но уютного, на 150 мест, зала «Спикери», отстроенного несколько лет назад в Риге в помещении бывшего рыночного склада. «А далее — житие Богородицы, потом Успение», — добавила она и приступила к чтению двух рассказов из своего сборника «Войлочный век». Перед этим извинилась: «Если что, не хватает дыхания для прочтения фразы... Помню, записывала как-то раз пластинку, главное мучение моей жизни!»

Первый же вопрос из зала — политический.

— Кого бы вы хотели видеть президентом России?

— Вопрос бессмыслен, потому что это система и от замены одного другим не будет разницы. Президент должен быть таким, чтобы управлять неуправляемымми, силовиками, например. В общем, тут разговор скучный получается. Бесссмыленное занятие быть Навальным...

фото автора

Записка: «Эзотерики утверждают, что ругательство матом опускает энергетическую планку человека...»

Толстая, моментально: «Пускай эзотерики хотя бы восемь классов закончат!»

В ответ на вопрос, что такое русский мир в ее понимании, Татьяна Никитична сразу же напомнила историю про противопоставление русского и немца. И обратилась к  «Анне Карениной» Льва Толстого, к образам Константина Левина и Стивы. И сравнивала то, как и что есть первый, а что второй: «Вот русский мир!»

В Риге Татьяна бывает редко. Восемь лет назад гостила на книжной ярмарке. Больше с Латвией связан ее знаменитый сын  Артемий Лебедев, создавший логотип для крупнейшего латвийского банка, простой и гениальный, как азбука — ABLV. Год назад на центральной улице Гертрудес открылся Cafeterius по его франшизе.

— Скажите несколько слов о Латвии, как она вам?

— Ничего не могу сказать, потому что кроме Риги и Юрмалы зимой в последние десять лет не была. Красиво. Замечательно. Городок в табакерке, он всегда таким был, с советским времен. Наверное, у меня уже ностальгия возрастная, мне нравится, когда Рига была «оборванная» такая, а не вылизанная как теперь. То же самое и по отношению к Москве, которую превратили в Дубай какой-то. Теперь я лазаю по сайтам, какой была Москва прежде. Но это старческое, серьезно. Так что я с Москвой не разобралась, а вы тут о Рига. Для нас Рига была всегда  Запад".

— Могли бы вы жить вне России?

— Я пробовала. Но самое симпатичное  — это как сейчас, когда границы открыты, бери визу и лети, лишь бы деньги были. В Америку езжу, так что, если господин Трамп не отнимет грин-карту, как у тех семи стран, то  меня не станет тяготить ни присутствие русской культуры, ни ее отсутствие.

— Расскажите о вашей клинической смерти, что еще там произошло?

— Ничего не произошло. Просто пришло понимание, открылось знание, что смерти нет, что тело умирает, но дух нет. И он пройдет через туннель неизвестной длины и диаметра.

— Как Толстая относится к тому, что люди сбегают из России?

— Это не новая волна эмиграции, а постоянная волна. Мне очень жалко, что убегают, но если тяжело, то зачем в России мучаться? Это большая недальновидность устройства, терять такое количество народа. Налоги уже на грибы и ягоды...

Но интеллигентный критик всего на свете, Татьяна Никитична, пожурила и Европейский Союз.

— 25 лет назад в Греции были такие помидоры, сладкие, умереть не встать! У нас только на Кубани такие. Потом пришел Евросоюз, пошли крик и вопли... Но ведь оливковое масло там давят в каждой семье. Греу пошел и на него апельсин с дерева упал, закустил фисташкой... Очень крестьянский народ. И вдруг какой-то хмырь из Бельгии будет теперь указывать, какую баранину есть. Испорчены такие места, что хочется взять пулемет!

— Кто такие русские, а кто россияне?

— Россияне те, кто живет в Российской Федерации, а русский тот, кто им себя считает. Я как-то раз сдавала слюну на анализ в Америке, кто я? И нашли во мне китайские корни — 0, 03%. Но есть же!

И под занавес: «Задача человека — разделять себя от животного мира. Собачки, коты, комар — это все прекрасно, но надо себя отделять от животного и не ругаться в фейсбуке и вне его: «Патриот!», «Сам патриот!»

А потом была автограф-сессия. «Кому?», — не глядя, спрашивала Толстая. «Это Тамаре. А это — Федору...»

фото автора

«Кому?», — спросила, не поднимая головы, писательница, когда к ней подошла известная рижская журналистка (кстати, пишет стихи втайне). «Да давайте без имени, а то получается, как в церкви, за здравие, за упокой!» Толстая вскинула лицо, посмотрела на собеседницу и засмеялась во весь голос: «А ведь точно!»

2 комментария:

тётка умная, но заносчивая

Шаврей пишет лучше, чем Толстая!

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.