«Лояльность — это пофигизм»

«Лояльность — это пофигизм»

Латвийским учителям наконец-то разъяснили, что такое «нелояльность» и как за это будут наказывать
26 января 2017 19:19 / Политика / Теги: Латвия, образование / Города: Рига

В Латвии с начала этого года вступили в силу поправки к закону о лояльности 2015 года, согласно которым учителя или директора школы можно уволить за проявление нелояльности к Латвийскому государству. Долгое время учителя не понимали, как эти поправки будут работать. На этой неделе служба качества образования разослала по самоуправлениям страны двухстраничный документ, в котором разъяснила основные моменты неблагонадежности учителя. Пока школы знакомятся с документом, «Новая газета — Балтия» побеседовала с главой службы Инитой Юхневиче и латвийскими учителями.

«Мнения в обществе, как всегда, очень разные. Но главные наши партнеры по сотрудничеству — профсоюз директоров школы, а также профсоюз учителей, которые высказываются за этот проект. После того, как мы разослали разъяснительный материал о том, что подразумевается под лояльностью, какие критерии и методы будем использовать, чтобы оценить ту или иную ситуацию, связанную с лояльностью педагогов и директоров школ, вопросы были. Но в данный момент обе эти главные организации поняли, о чем речь, мы готовы сотрудничать и вместе исполнять закон», —утверждает Юхневиче.

В упомянутом документе, в частности, говорится следующее: «нельзя отрицать, не уважать или уничижать Сатверсме (Конституцию), Латвию, ее независимость, демократию, флаг и латышский язык в качестве государственного. Нельзя прославлять геноцид советского или нацистского режима».

Юхневиче согласна, что каждый житель латвийского государства и так должен уважать Конституцию Латвии, но у государства есть полномочия вводить свои дополнительные правила.

По словам Юхнявиче, примером нелояльности может быть такой случай: если учитель на уроке отвергает ценности Конституции, статус латышского языка как единственного государственного языка Латвии, независимость Латвии, государственные символы — гимн, флаг.

Юхневиче пояснила, что речь не идет, конкретно, о знании языка, этим занимается языковая инспекция: если учитель не знает латышского языка в достаточной мере, он не сможет преподавать свой предмет. В вопросе лояльности речь идет о другом — о признании латышского языка как единственного государственного и уважении к нему. Отрицать это может и человек, владеющий им в совершенстве.

В качестве примера внеурочного нелояльного поведения Юхневиче привела слова одного учителя в радиоэфире: «Четыре года назад один из учителей нашей школы в одной радиопередаче, вне рабочего времени, в интервью на всю Латвию сказал, что он нелоялен к этому государству. Тут ничего не надо доказывать, человек сам сказал, что он нелоялен».

Заместитель директора Рижской основной школы «Пардаугава», магистр филологических наук, учитель информатики Татьяна Моисеева поправленный закон о лояльности  считает дискриминирующим.

«Если уже в полной мере говорить о лояльности, тогда, например, ни один государственный деятель не имеет права критиковать, например, Рижскую думу. Это тоже представители власти.  Если учитель — представитель государственной системы, то он тоже служащий, его мнение тоже не может подвергаться критике. На мой взгляд, это двойные стандарты», — считает она.

Моисеева не сомневается, что учитель должен прививать школьникам любовь к стране, уважение к традициям и истории.

«Это незыблемое требование к любому учителю, да и к любому жителю страны. Но если говорить о лояльности, которую сейчас выдвигают на первый план, как ее понимают и интерпретируют, то, на мой взгляд, это неправильно. Ведь вы в семье тоже не всегда высказываете мнение, совпадающее с мнением ваших родителей. Лояльность — это тогда, извините за просторечие, пофигизм. Если я полностью согласна со всем, что выдвигают как требование государственные структуры, значит, я не люблю свое страну.  Потому что любой человек хочет сделать страну лучше. А если я со всеми согласна, значит, у меня полное безразличие, а безразличие приводит к регрессу», — считает Моисеева.

Учитель уверена, что негласных и прописных педагогических правил достаточно.

«Надо, чтобы не получилось, как у Боккаччо в «Декамероне», когда замечательная учительница, профессионал, в связи с тем, что у нее не была устроена личная жизнь, в свободное время отправлялась в другой город и выступала в роли жрицы любви, была проституткой, и потом, когда ее разоблачили, то отстранили от профессии, она не могла работать дальше. Вот понимаете, если говорить о педагогической этике в этом направлении, то я — за», — говорит педагог.

Татьяне Моисеевой новый закон напоминает 37-й год, сталинские времена: «Я как человек могу иметь свою точку зрения. Я могу любить сосну, елку, божью коровку как символ Латвии, или еще что-то, но мое личное мнение никого не касается. Я педагог, я пришла давать знания».

Моисеева говорит, что работает в многонациональной школе, где нет тех проблем, которыми занимаются политики: «Пусть политики решают свои вопросы многонационального общества, люстрации, ассимиляции. Нет у нас этих межнациональных конфликтов, у нас есть проблемы человеческого характера, не межнациональные, это выдумки политиков».

Другой учитель Ильзе Демченко, которая преподает латышский язык в небольшой русской школе и детском саду, а также беженцам с Ближнего Востока, говорит, что и без новых требований к лояльности педагоги очень осторожны в выборе слов и понятий, чтобы избежать ненужных интерпретаций со стороны родителей и «басен» учеников. Это касается и политики, и традиций в семье, и, в целом, в государстве.

«Мы ни в школе, ни в садике ничего не говорим против государства. Если дети приносят на 8 марта цветы, поздравляют, мы говорим им, что у нас есть праздник матери», — говорит Ильзе. Они, по словам Ильзе, в школе не освещают такие праздники, как 9 мая. Детям объясняют значение 18 ноября (1918 года в Риге был провозглашен «Акт о независимости», согласно которому Латвия стала независимым государством — ред.).

«Мы не трогаем такие вещи, где точно знаем, что мнения разные, просто делаем свою работу», — говорит учитель латышского.

Ильзе с сожалением отметила, что некоторые учебники, изданные в России, значительно сильнее, чем в Латвии — например, по русскому языку и математике, а также методики для детских садов, но они не имеют права их использовать. «Можем только подсмотреть что-то из них и обыграть. Нам не нужно никаких неприятностей», — добавляет она.

Ильзе говорит, что в их интернациональной учительской (там работают латыши, русские, украинцы, евреи) о политике не дискутируют. Новые указы сверху, по ее словам, раскола в коллектив не вносят: «Директор приходит и рассказывает, что есть такое дело. Наверху сказали «так и так», и замяли, делаем свою работу. У нас в коллективе очень хорошо с юмором, иногда посмеемся — и забыли».  

Инна ШИЛИНА

1 комментарий:

"статус латышского языка как единственного государственного языка Латвии" - ???!!!
сегодня так, а завтра эдак...
упёртость в местечковое национальное превосходство в эпоху глобализма как-то не катит.
может что-то в экономике подправлять, чем лоялбность раскорячивать?

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close