«Россия к отделению готовится давно»

«Россия к отделению готовится давно»

4 января 2017 12:05 / Экономика / Теги: Балтийские страны, Латвия, Польша, Россия, энергетика / Города: Рига

Латвийские операторы электроэнергии рассказали про перспективы выхода из кольца БРЭЛЛ: когда он может произойти, от чего это зависит и как отреагирует Россия

В конце декабря глава Latvenergo Арис Жигурс  заявил СМИ о  принятии политического решения, необходимого для выхода балтийских энергосистем из единого кольца БРЭЛЛ, которое с советских времен замыкает передающие электросети Белоруссии, России, Эстонии, Латвии и Литвы для работы на единой частоте в 50 Гц. Тем временем, переговоры России с Еврокомиссией о статусе энергосистемы Калининградской области, без которых вопрос не решить, заморожены с начала украинского кризиса. О процессе синхронизации с Европой и десинхронизации с Россией и Белоруссией «Новой газете – Балтия» рассказали председатель правления латвийского оператора электропередающей системы «Augstsprieguma Tīkls» Варис Бокс и член правления Арнис Сталтманис.

О каком политическом решении идет речь?

Варис Бокс: Собственно говоря, главное политическое решение было достигнуто давно: в 2007 году премьер-министры балтийских стран подписали коммюнике, согласно которому операторы энергосистем должны провести работу по оценке технических и экономических возможностей смены синхронной зоны, то есть, выход из единой энергосистемы с Белоруссией и Россией и присоединение к энергосистеме, например, Польши. С тех пор исследовательская работа ведется как у нас, так и у наших соседей.

Арнис Сталтманис: В данный момент этим вопросом занимается брюссельский Объединенный исследовательский центр (Joint Reserch Center, JRC) – институт, основанный Европейской комиссией. Он разрабатывает сравнительное технико-экономическое обоснование двух проектов — соединения со скандинавской зоной (бывшей NORDEL) и через Польшу с континентальной европейской зоной (бывшей UCTE). Мы надеемся, что в следующем году там придут к окончательным выводам. Сейчас уже есть кое-какие наброски, но не учтены все данные по необходимому усилению внутренних сетей в Польше. На основании этого анализа Еврокомиссия выберет лучший с технико-экономической точки зрения вариант. Чисто технически предпочтительней выглядит польский вариант. Но в восточной Польше не очень хорошо развита сеть, а большую часть этой территории занимает заповедник, так что вопрос, можно ли построить там необходимую инфраструктуру, по-прежнему открыт. Одна перемычка постоянного тока на 500 МВт, LitPol Link I, там уже работает.

А что выгоднее с точки зрения рынка?

Варис Бокс: С точки зрения рынка мы с помощью линии LitPolLink 1 уже присоединены к Польше, у нас есть две линии с Финляндией  EstLink, литовско-шведская линия NordBalt 1, и, возможно, в будущем появится NordBalt 2. Независимо от технологии соединения мы уже несколько лет полностью интегрированы в скандинавский рынок, и выбор синхронной зоны на эту ситуацию не влияет. Сейчас к нему присоединится Польша. По всему кольцу Балтийского моря биржевые цены на электроэнергию большую часть времени уже практически одинаковы. В свою очередь, если мы синхронизируемся с Польшей, при наличии соединений постоянного тока с Белоруссией и Россией торговля в любом случае будет продолжаться, как сейчас она идет со Скандинавией.

Насколько мы зависим от восточных соседей с точки зрения потребления?

Варис Бокс: Последние годы объем торговли с Россией и Белоруссией постепенно снижается. За 10 лет, с момента подписания коммюнике, картина кардинально изменилась. Соединения со Скандинавией и Польшей загружены по торговле значительно больше, чем соединения между нами и Россией с Белоруссией. По всей Балтии около 20% электроэнергии импортируется с Востока. В основном, эта цифра обеспечивается за счет дефицитной Литвы. В Эстонии электроэнергия производится с избытком, в Латвии в годовом исчислении потребление и производство сбалансированы. С каждым годом доля России и Белоруссии уменьшается в пользу более дешевой скандинавской энергии. 

Российские эксперты утверждают, что их цены ниже.

Варис Бокс: Рынки разные, их сравнивать трудно, но объемы энергии, которые российские торговцы продают на скандинавской бирже NordPool в литовской ценовой зоне в последние годы постоянно снижаются, и этот факт лучше всего демонстрируют конкурентоспособность их цены. 

Какова цена вопроса? Господин Бокс ранее говорил, что общая стоимость проекта с очень грубым приближением была оценена шведской консалтинговой компанией Gothia Power в 2 млрд евро.

Арнис Сталтманис: Эту сумму довольно трудно сейчас определить, особенно в случае Латвии, потому что все проекты, предусмотренные в десятилетнем плане развития нашей энергосистемы, необходимы не только для синхронизации-десинхронизации, но и для улучшения интеграции на рынке. Мы завершаем строительство Курземской дуги, уже объявлен конкурс на строительство третьего эстонско-латвийского межсистемного соединения, будем реконструировать и две существующие линии. Для первого проекта мы получили 50% софинасирования ЕС, для второго – почти 70%. Таким образом, синхронизация с Европой не принесет Латвии больших сюрпризов в виде увеличения тарифов.


Читайте также: Порвать энергетическое кольцо

Балтийские страны стремятся выйти из единой энергетической системы БРЭЛЛ, объединяющей их с Россией и Белоруссией


Наверное, самые большие инвестиции лягут на плечи литовских энергетиков?

Арнис Сталтманис:  Если мы синхронизируемся с континентальной Европой, по всей видимости, возникнет необходимость в строительстве еще одной двухцепной линии на 1000 МВт между Литвой и Польшей. На данный момент основной принцип таков: каждый оператор передающей сети реализует свои проекты сам, и необходимую сумму запрашивает в рамках европейского финансового инструмента Connecting Europe Facility. Поскольку речь идет о развитии LitPol Link, средства должна будет запрашивать Литва совместно с Польшей. Но весь проект в целом однозначно предполагает европейское софинансирование, поскольку ликвидация энергетических островов, каковым сейчас являются в Европе страны Балтии, объявлена приоритетом Евросоюза.

Более трети перетоков между Северо-Западом и Центром Российской федерации обеспечивается энергосетями балтийских стран. То есть, десинхронизация не может быть произведена без участия России.

Варис Бокс. Кольцевые перетоки по-прежнему существуют и остаются достаточно серьезными. Естественно, должно быть выработано общее техническое решение. Но если сравнить контур сети в советское время с ее нынешним видом, становится понятно, что Россия уже замкнула свое внутреннее кольцо, по которому замыкаются эти перетоки, построив линию от Петербурга на Псков и далее, кроме того, есть планы по ее усилению. По действиям России понятно, что там к отделению готовятся давно. Другое дело, что, возможно, официально об этом не говорится.

Арнис Сталтманис: После того как JRC выберет наиболее приемлемый сценарий синхронизации с Европой, мы обратимся с конкретными предложениями о решении этой проблемы к российским и белорусским коллегам.

Напрямую или через Еврокомиссию?

Варис Бокс: Время покажет. Сейчас у нас есть прямые контакты с ними в рамках действующего соглашения БРЭЛЛ, мы регулярно встречаемся, обмениваемся информацией и планами, а дальше, если понадобятся политические решения, очевидно, переговоры пойдут через Брюссель.

Калининградская область останется анклавом или будет синхронизирована с Европой?

Варис Бокс: С точки зрения генерации она профицитна, мощность двух газовых ТЭС по 450 МВт превышает потребности потребления. Только в летний период, когда блоки газовых ТЭС закрываются на ремонт, возникает дефицит. Так что область сейчас экспортирует энергию. А как сложится в будущем, вопрос к России. Тем более что в связи с планами строительства Балтийской АЭС велся разговор о строительстве линии постоянного тока в сторону Германии в обход Польши, или в Ленинградскую область. Так что можно строить большие станции, прокладывать кабели и торговать на своей частоте.

Сколько времени продлится процесс синхронизации-десинхронизации?

Арнис Сталтманис: Он движется медленно, но верно. По самым оптимистичным прогнозам, завершится к 2025 году. Мы должны построить все необходимые межсистемные соединения, в 2018 году планируется тест изолированной работы, посмотрим, как балтийские энергосистемы смогут в аварийных случаях работать сами по себе, далее необходимо создать юридическую базу, разработать технико-нормативные документы.

А договор БРЭЛЛ предполагает односторонний выход из него? В феврале господин Бокс говоил, что это невозможно.

Варис Бокс: В договоре прописана такая возможность по договоренности и при согласовании технического решения. Договор БРЭЛЛ — это не межгосударственный политический или финансовый договор, а техническое соглашение, заключенное между энергетическими холдингами пяти стран в 2001 году и не содержащее каких-либо ограничений или санкций. Единственно, в нем есть фраза о том, что стороны не будут наносить ущерба другой стороне. Вероятно, какие-то политические соглашения все равно понадобятся, хотя бы из-за Калининградской области, но поскольку переговоры еще не начались, мы не можем предположить, возникнут ли в их ходе препятствия, и если да, то какие. Консультации о статусе Калининградской области в случае выхода Литвы из БРЭЛЛ между Российской федерацией начинались еще в бытность еврокомиссаром по энергетике Гюнтера Эттингера, но после начала украинского кризиса они были заморожены, во всяком случае, нам не известно об их возобновлении.

Нужно ли будет менять оборудование на генерирующих станциях?

Арнис Сталтманис: Да, это касается старых станций, участвующих в регулировании частоты. Все новые проекты в Балтийском регионе уже строятся с учетом европейских требований.

Вы говорили о том, что российские электросети давно не реконструируются, и это создает угрозу энергетической безопасности энергосистем стран Балтии, пока они входят в единую систему БРЭЛЛ.

Варис Бокс: В регионах ситуация очень разная. Если отследить информацию из России, не только ту, которая нам поступает от коллег, но даже и из СМИ, недостаток инвестиций в энергетике в России гигантский. Мы не можем даже предположить, когда и где ждать блэкаута, но если он случится, то серьезно затронет и нас. Последнее каскадное отключение произошло в Калининградской области, но не исключено, что где-то еще по несчастливому совпадению часть оборудования окажется в ремонте, и из-за погодных условий отключатся линии и большие генерирующие странции. Вставки постоянного тока кардинально изменили бы ситуацию. 

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close