«Била так, что огромные мужики отрывались от земли»

«Била так, что огромные мужики отрывались от земли»

18 ноября 2015 13:27 / Политика / Теги: Донецк, Савченко , суд

В Донецком городском суде, где продолжается слушание дела украинской летчицы Надежды Савченко, обвиняемой российским следствием в убийстве журналистов ВГТРК и незаконном пересечении границы, произошел скандал. Следователь СК Дмитрий Маньшин, который вел дело, также пришел на допрос свидетелей в Басманный суд Москвы, откуда велась видео-конференцсвязь с Донецком. Он сел в самом заднем ряду, очевидно, полагая, что скамейки для публики из Донецка не разглядят. Но в Басманном суде находился один из адвокатов Савченко — Илья Новиков, который специально выезжает в те города, где посредством видеосвязи допрашивают свидетелей — защите Савченко важно знать, в каких условиях дают показания те, кто по той или иной причине не смог приехать в Донецк.

Адвокат Новиков не только заметил следователя Маньшина, но и сфотографировал его, разместив картинку в твиттере и задавшись вопросами: «Что следователю делать на допросе свидетелей по делу, которое он успешно сдал прокурорам? Был ли он при допросах предыдущих свидетелей? Давал ли читать протоколы допросов предварительного следствия? Подсказывал ли им ответы? Если бы я не приехал сегодня в Басманный суд, мы бы так об этом и не узнали. Но я приехал, и Маньшин засветился. А меня не хотели пускать в московскую часть процесса. Председатель Басманного суда Вырышева через помощника передала, что не пустит в зал без письменного разрешения из Донецкого суда. Тогда я просто зашел и представился, из Донецка подтвердили мои полномочия. Через полчаса пришел пристав и попытался меня вывести…»

Но не вывели, зато в суде в Донецке разгорелся скандал, когда другие адвокаты сообщили Савченко о следователе.

— Ну, привет, Дима! — воскликнула Савченко. — Что ты там свидетелям подсказываешь, что ли? Дима, что ты там прячешься, ты приезжай сюда, и мы допросим тебя в качестве свидетеля! (Ранее Савченко и адвокаты заявляли ходатайство о вызове Маньшина на допрос, но суд отклонил его как преждевременное. — В.Ч.)

Новиков обратился к судьям:

— Следователь Дмитрий Маньшин должен был быть вызван в качестве свидетеля. Но в соответствии с УПК свидетели должны быть удалены из зала суда. Прошу вас дать соответствующее распоряжение.

Судьи молчали.

Когда Савченко напомнила, что ее родной сестре Вере Савченко, в отличие от следователя Маньшина, запрещают присутствовать в суде по причине того, что она свидетель, судьи в Донецке ответили: «Это разные вещи».

— Я заявляю Маньшина как свидетеля! — тут же отреагировала подсудимая. — Потому что это человек, который меня выкрал, который удерживал меня неделю, который сфабриковал мое дело, как я могу его не заявлять? Я заявляю его свидетелем. Или пусть его удаляют из зала!

Сам следователь из зала не уходил. Даже не шевельнулся. «Охренеть просто», — не сдержалась Савченко. В допросе Маньшина ей и защите в итоге отказали. «Мне жаль Россию», — подытожила она. Процесс продолжился.

Маньшин присутствовал при допросе корреспондента НТВ Александра Токарева и оператора ВГТРК Виктора Денисова, работавших в Луганске в июне 2014 года вместе с погибшими коллегами — Игорем Корнелюком и Антоном Волошиным. Свидетели рассказали, как узнали об их гибели в поселке Металлист, и в целом описали обстановку в Луганске: «Ополченцы осуществляли эвакуацию мирных жителей, там не было ни окопов, ничего, а ВСУ (украинская армия. — В.Ч.) открыли огонь по этому перекрестку». Токарев в Металлист не выезжал — проспал, Денисов, который признан потерпевшим по делу, — был там вместе с Корнелюком и Волошиным. Помнит, что каски и бронежилеты не надевали — «съемка была в городе, ну, как бы безопасно». Не надели и накидки с надписью «Пресса». Когда подъехали к посту ГАИ, Корнелюк и Волошин пошли говорить с ополченцами, а он, Денисов, — снимать таблички на въездах и выездах из Луганска. Затем поменялись ролями: Денисов отправился к ополченцам, а его коллеги остались под знаком о выезде из Луганска. Там он их видел последний раз. Ему казалось, что там «безопасно». «Единственное — была перегорожена транспортерами-амфибиями дорога около заправки, а так все очень мирно…»

— Вам сообщали, что неподалеку ведутся боевые действия? — спросили адвокаты.

— Мне было как бы неизвестно. Единственное, мы до этого приезжали в город Счастье, и там были ополченцы, сказали, что нельзя, что там стреляют… Когда мы на улицу Ульяны Громовой приехали, я слышал, что кто-то сказал, что танк украинский приехал, начал бомбить, вот… Ну, как-то не очень я этому значение придал.

Когда начался обстрел, Денисов вместе с беженцами побежал в сторону Луганска, попутно снимая все на камеру. Когда пришел на съемную квартиру, перегнал материал в редакцию и позвонил коллегам, те не отвечали. Пошел в администрацию «ЛНР», где и узнал о случившемся — от других журналистов и водителя. «Я позвонил руководству канала, спросил, что делать. Меня послали в больницу записывать интервью и узнавать о самочувствии Корнелюка. В больнице главврач сказал, что Корнелюк скончался. Я сразу попросил разрешения опознать Игоря и чтобы мне отдали его документы. А Волошина нигде не могли найти. Потом я опознавал его: по пяти-четырем признакам — по рубашке, по ноге с носком, по кусочкам волос, которые привезли с того места, вот…»

Надежду Савченко интересовало, насколько подготовленными журналистов ВГТРК отправили на войну:

— Вы проходили курсы по обучению журналистов, как вести себя в горячих точках, хоть раз за вашу практику?

— Я закончил ВГИК, кинооператорский, могу снимать художественные фильмы, а такой курс, как вы сказали, — первый раз слышу, — ответил оператор.

— Вам, когда в командировку отправляли, дали хоть аптечку с собой?

— В Луганске мы купили бинт, какие-то медикаменты…

— А жгут вы купили?

— Да.

— Вы им умеете пользоваться?

— Нет.

— Капец, — прокомментировала Савченко.

Слово взял адвокат Полозов:

— Вы проходили инструктаж перед поездкой?

— Ну, я проходил…

— Говорили, как вести себя при минометном обстреле?

— Да… — после долгой паузы ответил оператор. — Я подписывал бумагу.

— А с Волошиным и с Корнелюком вы обсуждали, как нужно себя вести при обстреле?

— Мы говорили о работе, не говорили о каких-то деталях, потому что я никогда в мыслях не имел, что может случиться то, что случилось.

Еще один из допрошенных — Александр Токарев, корреспондент НТВ, который взял у Савченко известное интервью после ее пленения. Защита и Савченко по деталям пытались выяснить у свидетеля, кто помог ему организовать интервью. Оказалось, на следующий день после гибели журналистов и взятия в плен бойцов украинской армии Валерий Болотов, тогда руководитель самопровозглашенной «ЛНР», организовал пресс-поход, в ходе которого рассказал, что помимо прочих задержана некая женщина-наводчик. НТВ решило записать с ней интервью. Она находилась в областном военкомате Луганска, где располагался батальон «Заря» Игоря Плотницкого. Последний и дал разрешение. Савченко, по словам свидетеля, против не была, пояснила, что воюет на стороне ВСУ, что шла за ранеными и корректировала огонь артиллерии, в целом от прямых ответов о своем участии в боевых действиях «уходила», «меняла тему» и «лавировала». Еще Токарев помнил, что повреждений никаких на ней не было, чувствовала себя она прекрасно.

— А то, что вы ранения снимали мои, не помните? — не выдержала подсудимая.

— Я не знаю, я же не врач, вот болячка у меня на руке тоже есть, но я ж не могу сказать, что это ранение.

— Ну, сходите к врачу, пусть она скажет, какая у вас болячка в голове.

Защита решила зачитать показания корреспондента НТВ на следствии. Выяснились пикантные детали. Рассказывая про обмен пленными, Токарев вспомнил про своего знакомого с позывным «Батюшка». «Батюшка» в интервью рассказал ему, что его будто бы допрашивала Савченко, и ее метод допроса «отличался жестокостью». «Она с ненавистью била всех задержанных по детородным органам, таким образом, что большие мужчины весом по 100 килограммов отрывались от земли», — пересказывал слова «Батюшки» Токарев.

Еще сотрудник НТВ снял тогда сюжет о том, что «в лагере карателей нашли зверски убитых девушек». На суде, правда, он пояснил: потом выяснилось, что «это были мужчины», но не смог объяснить, почему уверен, что их убили бойцы ВСУ.

— Вы как журналист оперируете фактами или собираете сплетни? — спросила Савченко. — Возможно, пограничников убили? Или, может, мирных жителей убили ополченцы? «Батюшка» сказал, что я отбила ему яйца, в то время как я была на другом конце Украины. Вы журналист или сплетник?

— Ну, я…

Источник «Новая газета»

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close